Тверской академический театр драмы
Поиск по сайту




Тверской театр драмы
Н. Метлина. ЖИЗНЬ В ОГНЯХ ТЕАТРАЛЬНОЙ РАМПЫ // РЕНОМЕ - www.renomе.org. №7. 2017.

ПЕРСОНА


ЖИЗНЬ В ОГНЯХ ТЕАТРАЛЬНОЙ РАМПЫ

Откровения «ограниченного» человека и блистательного артиста Константина Юченкова



«Вам будет сложно со мной», – сразу заявил Константин Юченков. «Это почему же?» – удивилась я. «Потому что я человек ограниченный, в смысле того, что вся моя жизнь ограничена только театром, но зато об этом я могу говорить сколько угодно...»

Впереди – долгожданная премьера. Тверской академический театр драмы ставит пьесу Михаила Булгакова «Кабала святош». И главную роль – французского комедиографа Мольера – будет исполнять наш герой Константин Юченков, народный артист РФ. Его жизнь, как вы уже поняли, один сплошной неоконченный «театральный роман». Да, тут опять отсылка к творчеству Михаила Булгакова, автора одноименного произведения. Впрочем, таких отсылок в нашем интервью будет немало. Ведь этот загадочный писатель – один из самых любимых у Константина Глебовича. Итак, включаем огни театральной рампы, усаживаемся поудобнее в бархатное кресло и начинаем нашу неспешную беседу…


ТЕАТР – ЭТО РОДНОЙ ДОМ!

Константин Глебович, вы родились в актерской семье – и папа, и мама были артистами. Расскажите, каково это – с пеленок, наверное, попасть в атмосферу театра. Какие ваши самые первые воспоминания, связанные с театром?

– Театр – это родной дом. С самого младенчества я уже узнал, что такое запах кулис. Я родился в Смоленске, а через два года родители переехали в Крым, Симферополь (тогда он еще принадлежал России; а потом я стал одним из тех, кого подарили Украине). Родителям дали довольно простое жилье, но артистам никогда и не жилось сладко, тем более тогда. Туалет был один на 16 комнат, о горячей воде никто и не мечтал, зато у нас был свой водопровод с холодной водой – и это было колоссальное преимущество! Так вот наше общежитие примыкало к театру. И находиться что в нем, что дома – было нам, детворе, абсолютно все равно. Мы играли в свои игры – ставили спектакли, бегали подглядывать за ходом репетиций. Тогда была очень строгая завтруппой и она нас гоняла, но мы все равно проникали за кулисы. Состоялся и первый мой выход на сцену – я сыграл девочку в сказке «Тайна Черного озера». Мне было лет шесть, я был довольно упитан и не выговаривал несколько букв. Оказалось, что это именно то, что нужно режиссеру!

Вы точно хотели стать актером или мечтали об иной стезе?

– Что касается желания стать актером, то не помню, чтобы оно во мне клокотало. В школе, особенно в старших классах, занимался спортом, и довольно хорошо. Я метал молот и входил кандидатом в сборную Украины своего возраста. В тот момент я немного охладел к театру и решил связать свою жизнь со спортом, решил, что стану спортивным врачом. Тем более что в Симферополе был мединститут, который высоко котировался. Но тут судьба решила меня обойти. Родители внезапно приняли решение о переезде в Калугу, буквально за полгода до моего выпускного. Это был 1964 год, и все в этом городе, связанном с именем Константина Циолковского, были в хорошем смысле слова тронуты на космонавтике. Тут я понял, что я полное ничтожество в области математики и физики, и спасло меня только то, что опять в жизни возник театр. После уроков я шел туда, а не домой. Именно тогда в Калугу молодым режиссером пришла Вера Андреевна Ефремова. Она быстро нашла контакт с моими родителями, они подружились, мы все стали общаться. Круг замкнулся…

Вы окончили ГИТИС — высшее театральное учебное заведение, крупнейший театральный вуз в Европе и один из крупнейших в мире. С первого раза поступили?

– Это отдельная история. Отец учился в одном классе со знаменитым поэтом-песенником Львом Ошаниным. И мама настраивала отца, а он жутко сопротивлялся: «Давай, пусть твой одноклассник составит сыну протекцию». Победила мама. Лев Ошанин вспомнил про Топоркова, звезду МХАТа, народного артиста Советского Союза и декана МХАТовского училища. Я прошел первый отборочный тур и, окрыленный, уехал в Калугу, готовиться ко второму туру. А когда вернулся, узнал, что вся МХАТовская компания, которая меня слушала, в отпуске и… никого из знакомых лиц нет. А в это время я параллельно поступал еще в ГИТИС, прошел два тура, и там никакого блата не было. Наверное, мне повезло – на меня обратил внимание известный актер, педагог, профессор Григорий Конский. Во всяком случае, как я узнал позже, именно он настоял на том, чтобы я поступил.

Студенческая жизнь чем запомнилась?

– Мне очень нравилось учиться. Доставляли удовольствие абсолютно все предметы, кроме истории КПСС и политэкономии. Но и на них я ходил и вообще был примерным студентом. Я даже посещал лекции, которые начинались в 8.30, что было нонсенсом для других студентов. Родители посылали мне каждый месяц 60 рублей, плюс у меня была стипендия в 28 целковых. На эти деньги я жил, и на все хватало. Я женился на своей сокурснице Зое, сейчас она народная артистка, работает в Ульяновске, тоже отметила недавно 70-летний юбилей. У нас нормальные человеческие отношения, общий сын. Студенческая жизнь проходила замечательно. Практически каждый день мы ходили в театр. Таганка, Маяковка, Ленком, МХАТ – мы не пропускали практически ни одной премьеры.


РОКОВЫЕ СТРАСТИ НА СЦЕНЕ И В ЖИЗНИ

Но вот позже наступил тот самый момент, когда вы стали профессиональным актером. Вы работали в труппах Ульяновска, Таллина, с 1974 года служите в Тверском (Калининском) театре…

– Мои родители переехали в Ульяновск. Это был 1970 год, и город готовился к столетию Владимира Ильича Ленина. Для укрепления театра туда была направлена главным режиссером Вера Ефремова. Ей был дан своего рода карт-бланш, и с собой она привезла группу артистов, в том числе моих родителей, которым предоставили жилье. Мой отец прекрасно играл Ленина и считался (это без хвастовства) одним из лучших «Лениных» страны. Веру Ефремову я всегда воспринимал и воспринимаю как человека, который сыграл огромную роль в моей жизни. Она и пригласила меня работать туда. И мы с супругой Зоей Самсоновой приехали в Ульяновск. Там был очень интересный коллектив, яркий, молодежный. Потом через два года туда приехала Ирина Андрианова. Все мы работали очень дружно. Ставилось безумное количество постановок, кто-то говорил, что это невозможно, что это потогонная система, но.. . мы работали, и работы хватало всем. Определяющим в моей судьбе стал спектакль «Лошадь Пржевальского» по пьесе Михаила Шатрова про студенческий отряд. Там мы с Ириной играли влюбленных друг в друга.

Вы играли любовь на сцене, и она у вас родилась в жизни?

– Да, так случилось! Позже Ирина приняла решение уйти из театра и уехала в Таллин. Прошел год… – И вы поняли, что не можете без нее. – Я поехал туда, несмотря ни на что. В Ульяновске я считался ведущим артистом, а тут все пришлось завоевывать заново. Ира уже «звездила», она просто блестяще играла в мюзикле «Тощий приз». Кстати, на тот момент вокруг этой постановки разгорелись нешуточные страсти, о которых писал даже Сергей Довлатов (он как раз работал в Таллине в одной из газет). Но это так, к слову… Мы играли вместе с Ириной на одной сцене. Для меня была памятной роль в постановке «По ком звонит колокол». И все шло по накатанной. Но судьба опять вмешалась. Вера Ефремова приехала в 1974 году в Калинин и пригласила нас туда.


ИЩИТЕ ПЬЕСУ!

Здесь, на тверской земле, вами было сыграно огромное количество знаковых ролей. Вы и роковой Вронский, и красавчик Денис Давыдов, и ироничный актер Робинзон… Какая роль для вас – самая дорогая?

– Трудный вопрос. В каждой роли – часть моего театрального романа. Надеюсь, что следующая (многозначительно улыбается). Потому что сейчас идет работа над постановкой спектакля. И я буквально живу только этим. Это роль Мольера в «Кабале святош».

Как вы входите в этот образ?

– Со мной эта пьеса бродит давно. Вообще Булгаков, признаюсь, – мой кумир. И я не могу себе простить, что у меня был шанс познакомиться с его супругой Еленой Сергеевной, и я им не воспользовался. Григорий Конский, который был вхож в ее дом, пригласил и меня зайти к ней, а я, дурак, постеснялся, корю себя до сих пор. У нас был спектакль, кстати, очень интересный, мюзикл «Зойкина квартира». Ира играла Зойку, а я Абольянинова. А больше с Булгаковым встретиться не пришлось. Поэтому сейчас живу в предвкушении. Когда случился мой юбилей, театр сказал: «Ищите пьесу!» Для меня, безусловно, было важным, что будет ставить Валерий Александрович Персиков, с которым мы в творческом контакте. И в дни премьеры ему тоже, кстати, стукнет 70. Нам и пришла в голову такая идея, что надо попробовать поставить «Кабалу святош». Прежде всего, потому, что это пьеса о театре.

Каким он будет, Мольер, в вашем исполнении?

– Он несчастный человек. Это и в пьесе написано: «Я окружен врагами». И, наверное, гении не могут быть счастливыми, потому что слишком остро воспринимают мир. Он – искренний, ранимый, хватающийся за какую-то возможность счастья, а судьба все бьет и бьет его. «Судьба вошла в мой дом и похитила у меня все».

Особая тема для вашей семьи – это тема Норвегии. Вместе с супругой – Ириной Андриановой – вы блистательно играете в «Норвежском круизе». Вы являетесь и режиссером-постановщиком этой пьесы. Как пришли к этому?

– Во всем «виновата» наша с Ириной дочь Алена. Мой сын от первого брака, Денис, заслуженный артист РФ, работает в Москве в театре «У Никитских ворот» Марка Розовского; он ведущий «Главной дороги» на НТВ. Так что он пошел, можно сказать, по моим стопам. А вот Алена поступила в МГУ, освоила норвежский язык, поехала в Осло и, будучи там, решила сделать родителям подарок – перевела нам пьесы, которые мы и предложили нашему театру. Но никто не захотел их ставить, и тогда пришлось это дело взять в свои руки. Мы переговорили с молодыми артистами Юлей Бедаревой и Женей Романовым, и они с огромным удовольствием согласились. Этот спектакль идет у нас на малой сцене до сих пор, и, чем мы особенно гордимся, всегда с аншлагом.


ГУБЕРНАТОР БЕЗ ГОЛОВЫ

Совсем недавно вышел видеоклип группы «Ленинград» с вашим участием. Но роль вам была отведена мистически-булгаковская-берлиозовская. Как согласились на такое предложение? И как вам легко было сменить амплуа драматического актера на роль в видеоклипе скандально известной группы?

– До того, как меня туда пригласили, с творчеством группы «Ленинград» я был не знаком. Когда согласился и посмотрел их клипы в Интернете, отказываться было поздно. Знаете, Нина, я не избалован кино. Тем более что на самом деле вся творческая группа во главе с режиссером работала профессионально. Правда, в самом начале работы я наивно спросил: «Каких-то супернеприличных вещей не будет?» «Нет, – заверили меня. – Вам просто нужно сыграть «условно губернатора». Потом вдруг выяснилось, что нужно будет падать с трехметровой высоты, а значит, мне нужно было работать вплотную с каскадерами и разучивать трюки. А уж затем я только узнал про оторванную голову. Мне нужно было ехать на «Мосфильм», где с меня лепили эту бутафорскую голову и где я сам наблюдал все фокусы с компьютерными технологиями. Было весело!

В жизни каждого человека есть книга, которая его изменила, чему-то научила, к которой хочется возвращаться, перелистывать страницы. А у вас?

– Как ни странно – «Белая гвардия» Булгакова. Я вообще был обладателем первых изданий писателя. И те знаменитые номера журнала «Москва», в которых в сокращенном варианте печатали «Мастера и Маргариту», у меня бережно хранятся. В чем феномен «Белой гвардии» – не объяснить. Но хочется перечитывать этот роман снова и снова, поражаясь той уютной атмосфере, которая царила в доме. Иногда ловлю себя на мысли, что произведение написано так живо и образы возникают такие яркие и земные, что так и хочется оказаться рядом с героями романа.

Актеры на капустниках любят рассказывать театральные байки. Поэтому мы не отпустим вас без смешного рассказа из вашей жизни.

– Мы играем А.Н. Островского «Светит, да не греет». На сцене Андрианова в главной роли играет Реневу. Моя фамилия Рыбачев. По сюжету меня должна представить горничная, и вдруг та выдает: «К вам товарищ Юченков». Андрианова смотрит на нее круглыми глазами и говорит: «Кто-кто?» Та смотрит за кулисы, видит меня и повторяет: «Товарищ Юченков». Актриса Оля Дубовицкая, давясь от хохота, сползла на пол и потихоньку стала уползать за кулисы. У Андриановой был букет в руках. Она закрылась им и сотрясалась от смеха. Горничная три раза повторила эту фразу. И когда я в итоге вышел на сцену – уже в зале стоял гомерический хохот.


ЮЧЕНКОВ – В ВОСХИЩЕНИИ…

Как вы считаете, как будет вообще меняться театр в будущем?

– Намедни была передача «Главная роль», и в ней выступал наш известный дирижер Владимир Федосеев. На вопрос, что главное для него в этом сезоне, он блестяще ответил: «Главное для меня – не потерять восхищения музыкой!» И это запало мне в душу… В трудном положении находится театр. Он более и более скатывается на коммерческие рельсы. В провинции это ощущается на порядок острее. Потому что средств для создания полноценного художественного произведения нет, за исключением тех счастливых городов и областей, где руководство открыто сердцем театру. Самый яркий пример – Ульяновский театр, в котором глава региона ни много ни мало председатель его попечительского совета. Если театр перейдет на коммерческую стезю, то, на мой взгляд, он погибнет. Станет антрепризным, однодневным, чисто развлекательным. Что тут говорить, народ живет трудно, и большинство ждет от театра, чтобы его чем-нибудь развлекли и усладили. А русский театр традиционно, если хотите, суровый, который заставляет сопереживать и думать.

И далеко не всегда пьесы заканчиваются хэппи-эндом…

– Да. Для меня до сих пор большой вопрос, почему Чехов назвал «Чайку», где главный герой в финале стреляется, комедией? Не смешно… Ну а так, конечно, я живу тревогой за судьбу театра вообще. Но главное – не потерять восхищения тем, что ты делаешь. А я – в восхищении от театра!..

(ЗАНАВЕС!)


Беседовала Нина МЕТЛИНА
Фото Олега МЕТЛИНА и из архива Константина Юченкова

В качестве справки

Константин Юченков – лауреат фестиваля «Тверское золотое кольцо». В 1982 году ему было присвоено звание «Заслуженный артист РФ», в 1998 году – звание народного артиста РФ. Лауреат премии губернатора Тверской области в номинации «Актерская работа» за исполнение роли Евгения Арбенина в спектакле «Маскарад» по драме М.Ю.Лермонтова (2008 г.) и за роль Амилькара в спектакле «Господин, который платит» Ива Жамиака (2013 г.). Лауреат почетного знака «Крест св. Михаила Тверского» (2012 г.). Поставил на Малой сцене Тверского драматического театра спектакль «Норвежский круиз» по одноактным пьесам Ингер Хагеруп «Чай с лимоном» и Бьёрг Вик «Путешествие в Венецию».