Тверской академический театр драмы
Поиск по сайту






Тверской театр драмы

Н. Семенова. «ФИГУРА БАЗАРОВА УЯСНИТСЯ ВАМ…»: «ОТЦЫ И ДЕТИ В ТВЕРСКОМ ДРАМТЕАТРЕ»


Спектаклю «Отцы и дети» в репертуаре Тверского академического театра драмы, похоже, суждена долгая жизнь. Демонический Базаров, глядящий с афиш, вызвал ажиотаж, когда еще шли репетиции, а угадываемые здесь экивоки в сторону разного рода неформалов только подтверждали, что театр ищет новые решения.. В спектакле «Отцы и дети» смысловые акценты расставлены режиссером Александром Павлишиным с самого начала. Отсылка к эпохе – цитата из В.Г. Белинского – обозначает круг устойчивых представлений о романе: «Базаровы пришли, но еще не пришло их время», читатель должен полюбить «Базарова, но не базаровщину» (И.С. Тургенев).


Роман на сцене воспроизвести нельзя, как невозможна в театре экспозиция, предваряющая действие. Но сценический пролог в спектакле все же есть. Вот отец дает наставления маленькому «Енюше»: «Свобода человека состоит не в том, чтобы делать, что хочешь, она в том, чтобы никогда не делать того, чего не хочешь». Преодоление страстей, согласно тому же Жан-Жаку Руссо, означает нравственную свободу, и эта тема оказывается одной из центральных в спектакле. Вот только Базаров – нигилист и делает как раз то, чего, по мнению большинства, делать нельзя, отрицает все без остатка: искусство, природу, любовь, за что и платится в финале. Почти каламбурно ключевое слово у Белинского – «пробуждение в народе чувства человеческого достоинства» - сопрягается с «не пробуждай» из звучащего со сцены романса, и в этом коллизия и нерв спектакля. Сближение здесь происходит независимо от воли создателей, ведь в сценической, театральной версии романа слово героя в отсутствии авторского «голоса» приобретает особую емкость и значимость.


Актеру Тарасу Кузьмину удалось в спектакле главное: с его Базарова снят «хрестоматийный глянец»; в нем есть напор, бесцеремонность, и молодость, и избыток энергии (в романе Базаров, скорее, резок, жесток, зол, «волк», по определению Тургенева). И велосипеды, на которых Базаров и Аркадий въезжают из зала, возвращаясь в имение, и потом уезжают обратно, - оправданная модернизация. И в жизнь, и в литературу велосипед войдет позднее («вилы в аллее» от велосипеда в набоковской «Машеньке»). Перемещение главных героев создает эффект «блуждающего центра», велосипед придает динамику, расширяет пространство, способствует созданию общей атмосферы в зале и на сцене. Движение на велосипедах по кругу создает еще один смысл, намекая на особое циклическое время, с вечной повторяемостью и сменой поколений отцов и детей. Это та самая срединность существования, которая составляет основу жизни – горацианская «золотая середина». Недаром возникает в романе и в спектакле имя Горация в упоминании о горацианских деревьях, акациях, которые посадил Василий Иванович. Евгений Базаров умирает, а срединность существования торжествует: проплывают перед зрителем картины мирных семейств, Базаров же из своей потусторонности благословляет чужое счастье, речитативом проговаривая слова романса. В спектакле романс постоянно сопутствует любовной теме, хотя, кажется, это не тональность Базарова: романтизм он отрицает, а страсть его к Одинцовой тяжелая, мучительная.


Вызывает вопросы финал спектакля: Базаров на кресте (распятый за Россию? Россией?) – картина почти китчевая. Не все ясно и в деталях. Почему Базаров потирает руки, увидев какао на столике перед Павлом Петровичем? Павел Петрович – англоман, а русские дворяне (и Базаров в романе) пьют чай. Да и безразличен он по-плебейски ко всякого рода изыскам, хотя их и замечает. Почему дуэль устраивается при одном пистолете, когда у Павла Петровича, отставного военного, хранятся дома пистолеты, зачем делать дуэль глупее, чем она есть?


Нельзя не сказать о прекрасных актерских работах. Старшие Кирсановы, Николай Петрович (народный артист России Владимир Чернышов) и Павел Петрович (народный артист России Андрей Журавлев) настолько органичны, что кажутся вышедшими со страниц романа. А когда Василий Иванович Базаров (заслуженный артист России Вячеслав Грибков) произносит в сцене отъезда Базарова: «Бросил!..», - и потом стоит неподвижно со своей верной Аринушкой, у зрителя комок подступает к горлу. Прелестны молодые герои, Аркадий Кирсанов (артист Сергей Бескакотов) и Катя (артистка Яна Голубева), и Фенечка (артистка Евгения Голубева) мила и простодушна, и Петр (артист Алексей Великотный) – выразительный тип слуги предреформенной эпохи. Узнаваемы комические двойники Базарова - Кукшина (артистка Ирина Погодина) и Ситников (актер Никита Березкин). Особой мерой сценической условности наделена Анна Сергеевна Одинцова в исполнении актрисы Дарьи Плавинской. Одинцова не чувствительна, не сентиментальна, поэтому и романсу в ее исполнении недостает теплоты. В финале приезд Анны Сергеевны к Базарову представлен как приход смерти, она не целует умирающего в лоб, а задувает свечу его жизни. В том, как аккуратно она складывает и уносит одежду Базарова, зрители могут увидеть аллюзию к русской сказке: лягушачья кожа сброшена, и остается беззащитный, голый человек, каким всякий предстает в час смерти. Таким неожиданным образом завершается в спектакле тема лягушек.


Верность классике и современная режиссура – вот лицо сегодняшнего Тверского академического театра драмы. Будем ждать новых премьер!


Фото Сергея Борецкого


Н. Семенова. «Фигура Базарова уяснится вам»: «Отцы и дети» в Тверском драмтеатре // Так живем. 2017. №11(176) декабрь.