ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ГАСТРОЛИ ОСНАБРЮК - 2003
ПРЕССА


Анне ДИКХОФФ

СОБЫТИЕ ОСОБОГО РОДА
Тверской драмтеатр в гостях с «Вишневым садом»

Слева смеялись больше, чем справа. Возможно, слева сидели те, кто понимает русский язык или у зрителей этой стороны другое чувство юмора? Редкие вопросы в театральной среде, но, в конце концов, Городская Оснабрюкская сцена принимала гостей не частых.

У нас в гостях Тверской академический театр драмы и представляет «Вишневый сад» Антона Чехова в постановке режиссера Веры Ефремовой. По-русски. «Драматический театр на другом языке – это подобно просмотру незнакомой оперы, - так вчера оценивал это событие режиссер Городского театра Торстон Бишофф, - и слов не понимаешь и того, что происходит». А сегодня русский язык захватил и сцену, и переполненный зрительный зал – большинство гостей, похоже, из русской диаспоры, для остальных, похоже, начинается театральное приключение.

Некоторое языковое непонимание устраняет сценография Евгения Бырдина: вишневый сад воспринимается в упадке, скамья в парке наполовину разрушилась, как и три стилизованных дерева, которые виднеются на склоне. Над всем этим склоняются цветущие вишневые ветви. На авансцене стоят несколько стульев. Видна дверь. Это и есть старое поместье, о судьбе которого пойдет речь.

Начало: Мужчина (Константин Юченков), завязывающий галстук, произносит несколько нетерпеливых русских слов. В это же время что-то тикает, или падает капля воды. Кого-то ждут – это понятно каждому. Тверские актеры мимикой и жестами делают живыми даже малейшие оттенки человеческих чувств. Чтобы оценить и понять происходящее в «Вишневом саду» без знания языка, необходимо через знание сюжета и через множество произносимых со сцены слов, начать быстрее говорить с Чеховым.

Раневскую узнать легко – Ирина Андрианова выходит на сцену и сомнений не остается: она – хозяйка, которая после долгого отсутствия вернулась в свое имение. Но какая же из двух девушек Варя (Анжелика Панкова) или Аня (Ольга Крылова)? Некоторое время «безъязыковые» мучаются этим вопросом. Но после первого акта эта проблема решена. Каждая фигура установлена, и можно заняться событиями на сцене. Действующие лица становятся ближе, выясняешь окончательно их отношение друг к другу – мы попадаем на другой уровень понимания.

Проникновенная игра актеров, жесты и звучание их голосов рождает новый неожиданный вопрос: Почему Чехов назвал «Вишневый сад» комедией? В спектакле есть герои, которые постоянно выглядят комично: Николай Бутрехин в роли старого слуги Фирса напоминает в своей замечательной комичности Джеймса из «Ужина на одного». Даже Александр Чуйков придает, чисто мимически, своему Гаеву явную иронию. Комичен так же и Александр Павлишин в роли «вечного студента» Пети Трофимова. Раневская, наоборот, так же как и ее ангелоподобная дочь Аня выступают в качестве трагичных фигур и вызывают сочувствие. Возможно, понимая язык, впечатление было бы более полным – но это и так было замечательно.

В конце спектакля актеры Твери и Оснабрюка стояли по обе стороны рампы и аплодировали друг другу. Мы познакомились не «только» с великим театром, но и стали участниками события особого рода.

Новая Оснабрюкская газета -2003.- 20 июня.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info