ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЕФРЕМОВА ВЕРА АНДРЕЕВНА
ПРЕССА


Ирина МАНДРИК

ВЕРА ЕФРЕМОВА: Я БЛАГОДАРНА СУДЬБЕ ...

50 лет служит Мельпомене народная артистка России Вера Андреевна Ефремова. 25 лет из них она возглавляет Тверской академический театр драмы. Полвека - срок немалый, можно уже подвести какие-то предварительные итоги, попытаться осмыслить то, что произошло за эти годы в собственной судьбе, вспомнить тех людей, с которыми свела тебя жизнь. Именно об этом и беседуем мы с Верой Андреевной.

- Вообще-то в этом году исполняется 50 лет не моей режиссерской деятельности, а скорее творческой жизни. Ведь впервые в качестве исполнительницы одной из студенческого театра я вышла в 1949 году на сцену Саратовского ТЮЗа. Я тогда училась в университете. Режиссурой я начала заниматься немного позже. А на режиссерский факультет ГИТИСа поступила в 1952 году.

Знаете, по моему глубокому убеждению, режиссер - не просто одна из театральных профессий. Это скорее серьезная наука. Для того, чтобы постигнуть ее, включиться в круг проблем, которые она затрагивает, нужно от многого отказаться, У режиссера не бывает выходных или праздников. Эта профессия не щадит человека, она поглощает тебя целиком, можно даже сказать, что она порабощает тебя! Чтобы добиться в режиссуре каких-то успехов, нужно забыть обо всех бытовых проблемах и делах, надо уметь отрешиться от самого себя. Далеко не всякий на это способен.

- В этом году вы отмечаете сразу три юбилея...

- 70 лет со дня рождения, 50 лет творческой жизни и 25 лет жизни в Твери. Знаете, я в последние дни часто вспоминаю тех людей, которые за эти годы стали мне родными. Ведь у меня (кроме отца, мамы и бабушки, о которых я часто и много говорила) близких родственников нет. Зато есть троюродная сестра Марина и племянники. Они (так же, как и я) стараются следовать традициям нашей семьи, все члены которой всю свою жизнь посвящали тому, чтобы сделать как можно больше добра. Еще мне бы хотелось рассказать о матери самого дорогого мне человека моего мужа Александра Чуйкова. Она овдовела в 1941 году. И осталась с шестимесячной дочкой на руках. Саше тогда было около пяти лет, его старшей сестре - чуть больше. И. эта удивительная женщина смогла поднять на ноги всех своих детей. И, конечно, я сегодня не могу не вспомнить тех актеров, с которыми работала в Ульяновске, Калуге, Рязани. Я очень благодарна им за помощь и поддержку. Знаете, несмотря на то, что прошли многие годы, со многими из них мы до сих пор дружим. А своих тверских артистов я считаю почти что родным и детьми. И очень их люблю, хотя, бывает, сержусь на них, могу несправедливо отругать. И, знаете, я благодарна судьбе за то, что половину творческой жизни я прожила в этом городе и проработала в этом театре.

- Уже около 40 лет вы не только режиссер своего ведущего актера, но и его жена. А как вы познакомились?

- Знаете, это, наверное, судьба. Мы встретились, когда мне было уже 32 года. То есть я была уже вполне сформировавшейся личностью. Мне недавно кто-то задали вопрос: какими качествами должен обладать молодой актер. Конечно, как любой творческий человек, он должен обладать талантом. Но кроме этого, с моей точки зрения, он должен обладать необыкновенным строем души, большой гибкостью и жаждой жизни. И, конечно же, он должен быть всеобъемлющим человеком. Так вот, все эти качества я обнаружила в молодом актере вспомогательного состава Рязанского ТЮЗа Александре Чуйкове, когда приехала к этот театр и стала там главным режиссером. А ведь тогда я не знала, что судьба нас соединит!

Но, знаете, все-таки я чувствовала, что нам быть вместе. Как-то в один прекрасный день я шла по улице и случайно встретила Чуйкова. Он идет, шапка набекрень! А в молодости, надо сказать, он был необычайно обаятелен и красив. Так вот, мы с ним о чем-то поговорили и разошлись... Я, придя домой, вдруг ни с того ни с сего заявила маме: "Знаешь, за кого бы я вышла замуж? За Сашу Чуйкова!" Мама, честно говоря, пропустила это мое заявление мимо ушей. Она считала, что это несерьезно - выходить замуж за человека, который младше тебя на шесть лет. Хотя мы этой разницы в возрасте никогда не ощущали.

- Наверное, трудно быть режиссером собственного мужа н на работе, и дома?

- Наше счастье в том, что дома мы никогда не играем. Это в театре я режиссер, он актер. А дома мы просто муж и жена. Конечно, есть актеры (и их довольно много), которые любят играть в жизни. Но я считаю, что это те актеры, которые не доигрывают на сцене. А те кто на сцене живет, никогда в жизни играть не будут. Им на это не
хватит сил. Кроме того, надо ведь когда-то "очищаться" от того, что несет в себе та или иная роль, чтобы вносить это в следующую работу.

Так что дома мы - вполне нормальные, вполне обычные люди. Зато в театре - другое дело, там мы не совсем нормальные (в лучшем смысле этого слова). Это вполне объяснимо, ведь там жизнь течет по особым законам. Хотя, конечно, это не значит, что артист - особое существо. Но если в нем нет некой "особенности", некой "ненормальности", он не сможет зажить жизнью другого человека, не сможет заставить зрителей смеяться или грустить вместе с собой, заставить их неотрывно следить за каждым своим движением.

Кстати, часто в быту артисты - самые неинтересные, самые скучные люди, потому что в обыденной жизни они сбрасывают с себя все то, чем живут на сцене.

- Вера Андреевна, не бывает ли, что у вас с Александром Чуйковым возникают какие-то разгласил в трактовке той или иной роли...

- Почему не бывает, конечно, бывают. И какие!

- Так вот, вы продолжав свой спор дома или стараетесь оставить его в театре?

- В принципе, конечно, а можем спорить и дома. Но стараемся этого не делать, потому что долго такой жизни не выдержишь. Разрядка необходима. А то представляете, что за жизнь у нас начнется, если Сан Саныч придет домой в образе Каренина, Лопахина или Петронио, а я буду продолжать при этом работать над спектаклем! Поэтому, чтобы не нести домой профессиональные споры, мы после репетиции или спектакля какое-то время остаемся в театре. И только когда понимаем, что опять стали самими со6ой, выхолим на улицу.

- Актер - такая профессия, которая привлекает девушек. Не возникало ли у вас чувства ревности, если у Сан Саныча просят автограф, встречают его в подъезде?

- Мне это всегда нравилось! И сейчас нравится, почему я должна ревновать. Это ведь признание его труда. Это если вы имели в виду ревность к творческим успехам. А в жизни ревность вполне возможна. Тут главное - |не давать повода. Ни я, ни Саша никогда не давили друг Другу повода подозревать в Чем-то. Иначе бы мы не прожили вместе столько лет.

- Тогда, может быть, вы раскроете нам рецепт семейного счастья от Веры Андреевны Ефремовой?

- Какой там рецепт семейного счастья! Я даже не знаю, что вам сказать! Думаю, главное, чтобы отношения между людьми были естественными, чтобы н них не было фальши. Мне уже порядочно лет и я могу что-то советовать, так вот, всегда надо вести себя как чувствуешь. Я никогда не молодилась, никогда не старалась косметикой скрыть свой возраст. Никогда особо не гналась за модой, хотя всегда в силу профессии была в курсе всех новинок. Я всегда старалась оставаться естественной.

Знаете, не надо никогда ничего из себя изображать. Какой ты была в детстве, такой же надо прийти к последнему этапу жизни. Ни в чем не изменяя себе.

Тут, не выдержав, в разговор включился Александр Чуйков:

- Счастье - таинство. Никогда не надо его выставлять напоказ. Никогда не надо кричать о своих чувствах (и прежде всего о любви). Только когда вы сохраняете свою семейную жизнь в тайне, когда не даете ее обсуждать и сами не обсуждаете ее с друзьями и знакомыми, только тогда она будет счастливой. В отношениях между двумя людьми третьего лишнего никогда не должно быть. Я считаю, что в этом главный секрет семейного счастья.

Вече Твери. -1999.- 13 ноября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info