ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЕФРЕМОВА ВЕРА АНДРЕЕВНА
ПРЕССА


Ирина ПРОКОФЬЕВА

Старая новая классика

Классика - это хорошие пьесы, которые можно бесконечно разгадывать, но они так таинственны, что никогда до конца не раскроются...

Современное восприятие театрального действа как дизайнерское высказывание, то есть всего лишь как пространство для игры, неверно и сводит на нет веками сложившуюся школу психологического театра. Найдется немало примеров, когда внешняя форма спектакля выдается как новое решение пьесы. Но современный классический театр утверждает, что вечные ценности жизни человеческой, веками тревожащие души и умы людей, являются объективной вещью. Их нельзя изъять, замалевать какой-то красочкой, перенести в другой век, “подсолить вкусом крови” или “поставить к стенке”. И неизменной величиной, эталоном, если хотите, остаются классические драматургические произведения.

Современный драматический спектакль - как линза, в которой сходится всё: музыка, театр, литература, архитектура, дизайн, живопись и так называемое “ощущение современности”. И именно потому спектакль внутри своего мира должен быть абсолютно целостным, в нем должно быть все последовательно и не должно быть халтуры.“Вишневый сад” Антона Чехова - судьба Тверского академического театра драмы последних тридцати с лишним лет. На перекрестке дорог и судеб, наук и искусств, старого и нового она, т.е. судьба, вела и уклоняться не дозволяла.

“Я фанатически люблю Чехова, - рассказывает художественный руководитель Тверского театра драмы народная артистка России Вера Ефремова. - В восьмом классе саратовской школы, когда учительница литературы предложила, зная, что я дитя театра, сделать какой-нибудь творческий вечер, я поставила отрывки из “Трех сестер” и “Дяди Вани”. Я с детства жила Чеховым, о котором мне много рассказывала бабушка. Он всегда был для меня первым, всегда был открытием... Первые пробы с актерами в ГИТИСе и первая работа с художником в 1954 году. Первая в жизни премьера и первый большой спектакль в Калужском театре в 1965 году. С тех пор я никогда не разлучаюсь с “Вишневым садом”. Антон Павлович все предвидел, все ощутил. Мы должны понимать самого великого, самого замечательного русского интеллигента, а для этого надо как можно больше ставить его
пьесы”.

14 февраля 1975 года зацвел первый тверской “Вишневый сад”, он шел в нескольких редакциях с разными Раневскими. И, вопреки всем возрастным законам, актерский состав не менялся, только Раневскую играли сначала Вера Сурудина, а затем Вера Васильева.

Впервые я увидела “Вишневый сад” в 1987 году и испытала эмоциональный ожог от спектакля. Помню, что определила для себя суть увиденного: “Корабль несбывшихся надежд”. Раневская (Вера Васильева) - застенчивая и робкая, красивая и статная, гордая и непокорная, страдающая и любящая. Лопахин (Александр Чуйков) - мягкий, уступчивый, но чем дальше, тем отчетливее понимаешь, что делец он отменный, умеющий завоевать удачу, что неотвратимо разорение усадьбы, где прошло его нищее, жесткое детство в отцовской избе. Аня (Вера Рычкова) - жалеет мать, но к прошлому, кажется, совсем не привязана: такая уйдет в никуда, даже не оглянувшись на старый сад. Варя (Наина Хонина) - наоборот. Этот дом - ее жизнь, она вся в нем, в его укладе. Епиходов (Константин Юченков) - нелепый, все время на кого-то обиженный, но одновременно и озлобленный, даже “колючий”. И всякий раз, когда звучит в моем сердце музыка Татьяны Синицкой из того “Вишневого сада”, меня переполняет чувство благодарности режиссеру и актерам, которые вот уже 33 года не позволяют спектаклю уйти с подмостков Тверского академического театра драмы.

Как мне кажется, львиная доля работы режиссера над спектаклем, к которому он возвращается вновь, - это не работа с артистами, а изучение и продумывание того, что он должен сделать, как это сделать, какие средства найти, и вообще собственно процесс “раскапывания”. Это самая сложная часть подготовительной работы. Внутри режиссера должна родиться гармония, которая затем уже и передается актерам в процессе репетиций.

И еще более трудная задача - предложить актерам, предельно много знающим друг о друге в своей сценической жизни, воплотить в спектакле совершенно новые образы.

Вера Ефремова: “Вишневый сад” 2000 года - большое испытание для нашего театра, мы пошли на риск, ибо практически весь прошлый состав играет в нынешней постановке новые роли. Это очень большой эксперимент. То, что я себе это позволила, - безумно интересное дело: актерам предстояло воссоздать совершенно других людей из уже знакомой им эпохи, из досконально освоенного ими пространства чеховской драматургии. Это увлекательная, трудная, но счастливая задача. Насколько она выполнена, судить зрителю. И современный зритель, особенно молодежь, заполняя партер и балконы, сначала с некоторой ироничностью наблюдают, как любят и страдают герои спектакля, а затем жарко аплодируют в финале, “ошпаренные” пронзительным открытием:
“Вот она какая - любовь!”

Сейчас Александр Чуйков играет Гаева, и в этом образе нам более всего интересна тема судьбы благородного человека. Это вечная проблема для Чехова, которая проходит через всю его драматургию. Гаев - благороднейшая личность, всю свою жизнь он посвятил сестре, ее дочерям. Он не может понять, что происходит с жизнью, как и нам сегодня понять многое очень сложно... В образе Лопахина, созданном Константином Юченковым, появляется необыкновенно отчетливая двойственность. С одной стороны, он находится в плену прежних иллюзий, отношений, а с другой стороны - как сегодняшний человек, жестокий, он способен преступить черту, наступить на прошлое. Так и происходит в спектакле, когда он случайно наступает на домашнюю фотографию Раневской. Раневская в исполнении Ирины Андриановой или Веры Рычковой уходит из жизни, даже если она и поедет в Париж. В имение она приезжает, понимая, что все растеряла. А распродать землю “на дачные участки” она не может. Это ее корни. Без вишневого сада она не представляет себе жизни. Или она живет этими корнями и по этому закону, или не живет вообще. И в этом наша трагедия, но и оптимизм, потому что мы верим, что придут другие.. Чехов должен жить для зрителя, Чехов дает нам и зрителю свой оптимизм, потому что он
уже когда-то написал о том, что мы переживаем сегодня.

Вера Ефремова: “И я для себя окончательно поняла “Вишневый сад” как историю ухода целого поколения людей, прежде всего интеллигенции, “старых русских” - тех, кто, несмотря на революцию, принял очень многое от поколения Раневских и Гаевых... Этих странных людей, чудаков, этих испуганных птиц, которые сидят на ветках вишневого сада. И цветение, быстрое, мимолетное, но яркое - необыкновенно красивое цветение - оно проходит. Да - это драма, но это сильная, мужественная драма”.

А Тверской академический театр драмы объявил программу будущего театрального сезона, и, как мне кажется, постановка легендарной драмы М.Ю. Лермонтова “Маскарад” вновь растревожит наши сердца и души, очищенные любовью к театру.

Тверские ведомости. -2007.- 15 июня.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info