ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2005-2006


Ирина ВАСИЛИНИНА

Все впереди

О двух премьерах Тверского академического театра драмы

Пьеса Марии Ладо “Очень простая история” крайне далека от простоты. Прежде всего потому, что она перенасыщена самыми разнообразными мыслями, наблюдениями, соображениями, которые автор решила втиснуть в один сюжет. В нем - пагубность пьянства, счастье материнства, ужас смерти, возвышенность благородных порывов, бессмертие души, религиозный экстаз. В этой притче легко угадывается мироощущение и эстетика таких великих художников, как Андерсен и Метерлинк. Сегодня, когда примитива в осмыслении действительности у иных современных писателей более чем достаточно, изобильно нервный концентрат разнообразных ассоциаций и соображений Ладо можно было бы только приветствовать, если бы все это в пьесе было сцементировано в единый художественный монолит. Но не почувствовать напряженного нравственного отношения автора к дням нашей жизни невозможно. Видимо, в первую очередь это и привлекло театр. Хотя задачу ему предстояло решить наитруднейшую. Одно единение мира обыденных людей и мира очеловеченных животных требует особого такта и художественного вкуса. Самое удивительное, что все это режиссеру Н. Бутрехину удалось сделать. Его постановка как-то сумеречно нежна и на редкость артистична. Чуть ироничный, несколько отстраненный, с отзвуком народной сказки, спектакль этот сразу же покоряет зрителя атмосферой взаимопонимания, всепрощения. И изумляет редкостной слаженностью актерского ансамбля. Домашняя скотина в спектакле - это прежде всего лошадь Сестрица, корова Зорька и свинья Дуня. Кому из актрис, вышедших на сцену в этих образах: И. Андриановой, Е. Всеволодовой или Л. Лепехиной, - отдать предпочтение, не знаю. Хороши все. Их равно украшают и природный артистизм, и очаровательно стилизованные костюмы (художник И. Подосенкова). В них естественная жажда жизни и прелесть той наивности, которая, ни о чем не заботясь, может во всеуслышание заявить, что король - голый. Эти милейшие скотиночки с беспощадной точностью определяют людей и их поступки. А что делают люди? Привычное - грешат. Помыкают друг другом, пьянствуют, прелюбодействуют. Но героям этого произведения дано еще и наиважнейшее - покаяние. И снова честь и хвала актерам, сумевшим соединить греховность и душевную чистоту.

Бушует, буйствует грубо и жестко хозяин Павел Петрович. Готов все сокрушить вокруг себя. Но в самом актерском естестве Б. Лифанова угадывается мягкость и добропорядочность. А потому нет никакого насилия в его переходе от гневного крика к той бережности, с которой он берет на руки новорожденного ребенка.

В пьесе сюжетная линия не отличается излишней изобретательностью, зато избыточно сентиментальна, что, заметим, присуще вообще этой “Очень простой истории”. Но и здесь режиссер и актеры сумели удержаться от слезливости. Пожалуй, наиболее мешает она В. Грибкову (Сосед). Ему бы быть чуть строже, чуть суше, но, думается, это придет со временем. А забыть в этой постановке Дашу в исполнении Е. Филатовой просто невозможно. Жизнеутверждение, счастье бытия, чудо молодости у актрисы в каждом движении, блеске глаз, ослепительной улыбке...

И еще одна новая работа театра - “Невольницы”. По чести сказать, не очень люблю разбирать одну работу за другой. Интереснее подумать об общности того или иного спектакля, о том, как один и тот же актер выходит на сцену в различных образах. Естественно, некая общность в постановках есть, но о них позже.

Различий значительно больше. Прежде всего, перед нами классика русской сцены - А.Н. Островский. А режиссер - В. Ефремова, которая всю свою творческую жизнь практически отдала сценическому прочтению великой русской литературы.

Безусловно, Островский классик. Но... На мой взгляд, он сегодня один из самых актуальных драматургов. Даже в самих названиях его произведений: “Бешеные деньги”, “Бесприданница”, “Трудовой хлеб”, “Последняя жертва”, “Не было ни гроша...” - отзвук нашего времени, нашего быта, в котором власть денег, закон денежных мешков стали так понятны, так ощутимы. Разделение на сытых и голодных, стяжательство, банкротство, воровство, покупка бедных барышень - да ведь все это про наше время. Комедия “Невольницы” вынесена в афишу под заголовком “Не разрушай моих надежд”. Собственно говоря, смысл решения, идея постановки в этой нехитрой фразе-мольбе. Это те смутные надежды на нечто лучшее, которые практически любой человек хранит внутри себя. А на них как раз и наезжает безжалостно тяжелый каток бытия. Постановка Ефремовой сцементирована грустным осознанием того, что разрушительная, прозаическая сила жизни сильнее иллюзий, любых прекраснодушных мечтаний. Спектакль о той любви, которая, словно синяя птица, не дается в руки человеку. Островский больше посмеивается над подобным несбыточным желанием - Ефремова, скорее, горестно сожалеет.
А ведь счастье, кажется, так возможно, так близко. Спектакль начинается с выступления приглашенных в дом крупного промышленника итальянцев, под пение и музыку которых танцуют сам хозяин (знаем мы таких и сегодня) Евдоким Егорыч Стыров и его жена Евлалия Андреевна. Шикарные апартаменты, сытый быт. Роскошь сценического оформления (художник А. Иванов) подтверждает высокий уровень достатка в доме. Хотя никакой роскошью нас уже не удивить: мы знаем, за деньги можно купить все - особняк, сравнимый с королевским дворцом, яхту за миллионы, экзотическое путешествие, блистательных юных моделей. В телевизионном “мыле” “Рублевка. Livе” нам все это показали. Правда, показали к тому же, что и богатые тоже плачут! Но, кажется, никто уже не умиляется их слезам. Скорее, злорадствуют. Но Ефремова не из тех, кто любит злорадствовать. Ей претит сама мысль о том, что старые гуманистические ценности канули в Лету, что в этом мире нет больше места воли во благо высшей цели, духовных помыслов. И в то же время она видит, что все нравственные понятия ставятся под сомнение, опошляются, становятся почти неприличными. Где выход, что побеждает? Есть вопрос, но нет ответа. И в том, на мой взгляд, сила этого спектакля. Для меня в постановке “Не разрушай моих надежд” две актерские работы с наибольшей полнотой и наглядностью иллюстрируют серьезность той задачи, той мысли, что так мучительно актуальна для нашей современности. Это А. Чуйков, исполнивший роль Стырова, и Д. Плавинская, вышедшая на сцену в роли Софьи Сергеевны.

А. Чуйков всегда наделяет своих героев сложнейшим и страстным душевным миром. Что ни сцена - еще одна грань характера, темперамента, натуры. В результате - живой человек, со своей биографией, со своим миром чувств и желаний. В момент, когда мы встретились с ним, он больше всего мечтает завоевать любовь своей молоденькой хорошенькой жены (И. Погодина). То льстиво, то коварно, то великодушно пытается он овладеть не только ее телом, тут он давно хозяин, но душой, сердцем, всем ее существом. Ему, романтику, мало простой покупки девочки, он мечтает и надеется на нечто большее. А есть ли оно, это большее? Не только нет, но и не надобно ничего этакого, саркастически и умно отвечает Софья Сергеевна Д. Плавинской. Замечательная актриса вошла в труппу этого театра - интеллектуальная, на редкость убедительная, артистически изящная. С презрительной досадой, как тупице, тысячу раз растолковывая, что дважды два - четыре, посмеивается ее героиня над теми, кто жаждет возвышенных чувств. Что за глупость? Есть деньги - есть любовь, покупай любого самого симпатичного мальчика, мужчину, любовника. О чем еще толкуете, господа?

В финале горестно прильнула наивнейшая Евлалия к Евдокиму, который обнял ее с неизбывной верой в грядущее счастье. Гремит цыганский хор, в котором своей ослепительной улыбкой, танцем, веселым глазом выделяется Е. Филатова... Хэппи энд? Кто знает, кто знает, как сказал однажды один из героев Арбузова.

Надо ли разрушать надежды? Или они уже разрушены? Навсегда? Или что-то впереди маячит чистое и светлое?

Серьезные, болезненные вопросы задает театр. Настолько серьезные, что было бы легкомысленно решить их одним махом, в одном спектакле. Благо - уже сама их постановка.

Мы, нынешние, почти с трудом выговариваем такое словосочетание, как “нравственная ценность”. Но именно ее поиск во многом объединяет столь разные постановки, как “Очень простая история” и “Не разрушай моих надежд”.

И еще есть в них нечто общее - удивительная полноценность труппы, актерское богатство театра драмы, которое он обрел в последние годы. От сценического единения молодых исполнителей с опытными мастерами выиграли и те, и другие. Сцена расцвела, как расцветает человек, уверенный в себе, в своих силах, своем будущем. Театр, не разрушай моих надежд!

Тверские ведомости. - 2005- 9 декабря.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info