ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2005-2006


Тверской актер Борис Бедросов снимается у режиссера Розы Орынбасаровой

Выпускник Тверского филиала Высшего театрального училища имени Щепкина Борис Бедросов играл на сцене Тверского академического театра драмы в спектаклях "Чайка", "Обрыв", "Вишневом саде", "Волках и овцах".

Позже его пригласили в Санкт-Петербург, в театр фестивалей "Балтийский дом". Сейчас любимец публики снимается в полнометражном фильме "Елагин остров", в котором ему досталась роль молодого доктора. Кастинг он прошел еще в конце прошлого года. С 22 февраля этого года начались съемки. 31 марта съемки закончились и начался монтажно-тонировочный период. А 24 мая режиссер фильма Роза Орынбасарова приступила к черновому монтажу.

"Елагин остров" - Истории о том, как больно любить по-настоящему.

Снимала фильм режиссер Роза Орынбасарова в исторических интерьерах Петербурга. Елагин остров стал для нее не только прекрасной съемочной площадкой, но и метафорическим названием. Это картина о любви, одиночестве и разлуке. "Я намеренно выбрала очень простой, на первый взгляд, сценарий, потому что в нем есть то, чего сейчас не хватает зрителям, считает Роза Орынбасарова. Принцип ее работы заключался в следующем: получится интересное кино, если не брать в картину "раскрученных", медийных актеров и найти верную психологическую линию. Большое внимание уделялось актерской работе: все сцены подробно обсуждались, потом проходили репетиции.

О фильме:

Ей к пятидесяти. Ее время ушло - яростное, гитарное, горяче-любовное, трагическо-романтическое, звездное. В прошлом ее искренний звонкий смех, ее глубокий грудной, невероятно гармоничный голос, ее хрупкий стан и немного грустное красивое одухотворенное лицо. Не замечая этого, Она, как и в молодости, носит нелепую шубку и лыжную шапочку - не успела успокоиться и обрести горькую маску уходящей актерской звезды. Все в ней еще достойно и гордо, порывисто и собрано - как натянутая кем-то когда-то стрела, не долетевшая до цели. Все лучшие дни и накопленные тайны тщательно сохранены внутри, в глубине души, захлопнуты на двести замков. И каждая страница внезапно ушедшей яркой жизни освящена смыслом, болью и уважением. Сколько взлетов, сколько падений - актерская судьба, о которой помнит теперь пыльная кулиса, музейная афиша и вечно пьяный муж - когда-то милый друг и преданный возлюбленный. Еще иногда идет ее спектакль, раз в месяц раздается звонок еще одной забытой примадонны, раз в год листается альбомчик с фотографиями лучших дней.

Но школа русского актера такова, что даже жизнь он умеет превратить в священную сцену. Надо только не уронить короны. А нести ее уже нет сил. И тогда она сбегает в больницу. Для нее - это монастырь, скит, келья для собирания сил в последнем походе за честь и славу петербургской актрисы.

Ему около сорока. Мужчина в расцвете сил, знающий цену нынешней жутковатой взрывоопасной жизни, уверенный в себе, имеющий милую жену - мать двоих его расчудесных детей. Модный и - что важно - дорогой фотограф, востребованный глянцевыми журналами. Такие мужчины зря времени не теряют. Такие мужчины много работают, хорошо пахнут и умеют рано проводить сына в школу, дочку в садик, завязать им шнурки и проследить, чтобы педагоги были приличные. Они умеют все, даже быть при случае папарацци, настолько изучены повадки людей. И наступает момент, когда внешний мир более-менее изучен, когда вроде состоялся, вроде преуспел, но душа ноет и просит подумать о ней, а мозги предлагают выход, но выхода нет. Исчерпался запас мотивировок двигаться дальше, исчезают краски и запахи, и ты готов пуститься во все тяжкие, чтобы попытаться наметить цель, улыбнуться и любить окружающий мир. А он не любится. Нет, это еще не кризис среднего возраста: до него еще несколько лет, это не потеря энергии: ей, кажется, нет конца. Это просто сегодняшний день сильного российского мужчины. Ему не до романтических грез и волнующих снов. Депрессия. Нет идей, вдохновения, страсти , только деловитость. Забыл о клятвах юности, о творческом испепеляющем огне. Ему никто не интересен, да и он сам, кажется, становится неинтересным. Только семья, только одна семья. И Он прячется в больнице, надеясь отлежаться, отоспаться, потеряться в толпе больных и подождать с паникой.

Их палаты оказались рядом. Он узнал ее лицо - в юности ему казалось, что такие женщины живут только на мерцающем экране темного зала, их глубокие темные глаза устремлены куда-то в самое сердце зрителя. А теперь Она берет потертый поднос с больничной кашей и уходит, принимая редкие любопытные взгляды за привычный атрибут своей жизни. Ни мрачности, ни бравады, ни жалости, ни тени сомнения.

Он заинтересован, Он начинает наблюдать за ней, затем стучится в ее дверь, и эта пьеса, которую Он начинает сначала сочинять, а потом и разыгрывать, незаметно захватывает его. Две не стыкующиеся жизни, две несоединимые личности, две непримиримые эпохи в лице наших героев объединяются, чтобы отправиться в путь на любовную Голгофу, поднимаясь на которую, они несут тяжелый крест запретного чувства.

Афанасий-биржа. -2005. - 21 июля. [ http://www.afanasy.biz ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info