ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2008-2009


Игорь МАНГАЗЕЕВ

МОЕ ДЕЛО — СТАВИТЬ СПЕКТАКЛИ

Почетный гражданин Твери народная артистка России Вера Ефремова вот уже 35 лет является художественным руководителем и главным режиссером Тверского академического театра драмы. Ее года действительно ее богатство. Она успешно руководит жизнью театральной труппы и сама ставит спектакли.

Родилась Вера Ефремова 10 ноября 1929 года в Москве в театральной семье. Ее отец — известный режиссер Андрей Андреевич Ефремов, заслуженный деятель искусств Кабардино-Балкарской АССР и педагог в звании доцента. Мама — Анна Павловна Веровская, блистательная актриса Московского театра имени Марии Ермоловой (до войны) и Саратовского театра драмы имени Карла Маркса. Бабушка — Наталья Львовна Персиянинова-Рябова, популярный в начале века драматург, написавшая восемь пьес; спектакли по ним с успехом шли на сценах Малого и Александринского театров.

Вера Ефремова получила прекрасное университетское и театральное образование; она окончила филологический факультет Саратовского госуниверситета и ГИТИС имени Луначарского. Перед тем как переехать в Калинин, она много и плодотворно работала в театрах Челябинска, Рязани, Калуги, Ульяновска.

Мы беседуем с Верой Андреевной о ее жизни и творческих планах.

— Как профессиональный режиссер, работаю с 1956 года, когда я была еще студенткой, — рассказывает Вера Андреевна. — Не буду брать период самодеятельного творчества, у меня были и актерские, и режиссерские работы.

— Вы начинали в Москве?

— Да, в Ермоловском театре, будучи на четвертом курсе. В виде исключения. Такой был неожиданный подарок судьбы. Тогда к молодым режиссерам относились с осторожностью, никого к сцене не подпускали. Практика была пассивной, приходи, сиди на репетициях, спрашивай что хочешь, но не более того. И так случилось, что тяжело был болен Андрей Михайлович Лобанов, замечательный режиссер, создавший славу Ермоловскому театру, в котором моя мама работала еще в 30-х годах. Я вообще любила этот театр. Там были замечательные актеры — Евдокия Урусова, дружившая с моей мамой, Всеволод Якут, Георгий Вицын, Иван Соловьев, Леонид Галлис, Лариса Орданская, Георгий Черноволенко. Галлис и Соловьев — грандиозные были актеры.

…Меня отправили к директору Земницкому. Он говорит: «Слушайте, а не хотите ассистентом? Приглашаем на постановку «Потопа» по пьесе шведского писателя Хеннинга Бергера. Режиссер — Павел Владимирович Цетнерович из Центрального детского театра. Он ученик Мейерхольда». Павлу Владимировичу обязательно нужен был ассистент. «Как не хочу, — отвечаю. — Конечно!» Так все и началось. А через несколько дней режиссер не выдержал натиска очень сильной группы актеров — они засыпали его вопросами, а он к этому времени был болен. И буквально через неделю я осталась одна.

Это была потрясающая школа. Актеры меня, честно говоря, приняли. Может быть, потому, что я многое уже знала. К тому же я — существо, рожденное в театре. Мне предложили выпустить спектакль как дипломную работу. Но отец запретил: «Ни под каким видом, потому что не готова для всего спектакля». Но лиха беда начало.

ПРОШЕДШИЙ СЕЗОН

— Вера Андреевна, как бы вы оценили этот сезон?

— Завершили его удачно, несмотря на сложное экономическое положение в стране. Кризис, что там говорить, в какой-то степени коснулся и нас. Мы открылись «Маскарадом» — спектаклем, завоевавшим признание широкого зрителя. Очень радостное было ощущение, как праздник. Мы играли его раз пятнадцать, но продолжаем работать над ним, репетиции не прекращаются, пробуем еще и еще, ищем глубину ощущений. Выпустили на большой сцене «Собаку на сене» 7 января и в мае — «Богему» («Это сделал дворецкий»).

«Собака» сразу полюбилась зрителям. Это самый кассовый спектакль сезона, вровень со спектаклями прошлых лет — «Номером 13» и «Шутками в глухомани». К слову, «Собака» игралась в качестве бенефиса Тверского курса училища имени Щепкина — по предложению Елены Николаевны Рагузиной, заведующей учебной частью курса. Студенты и выпускники отмечали 15-летие курса.

Режиссер, профессор Тверского курса Щепкинского училища Александр Александрович Чуйков, народный артист России, нашел очень интересный ход. Пьеса Лопе де Веги «Собака на сене» по сути камерная, не рассчитанная на массовое наполнение. Но Чуйков всех молодых ребят включил в двор Дианы, чтобы они так же боролись за счастье Дианы, так же хотели любви, как Диана. Траур и их сковывал, всю дворню. Чуйков заявил их в пьесе, поэтому спектакль получился ярким, искрометным. Художник Александр Иванов интересно его оформил. Музыка, красивые костюмы, танцы в постановке Натальи Черниной, песни Никиты Березкина!..

— Я видела несколько спектаклей, — говорит Вера Андреевна, — нигде нет массовых сцен: три или четыре служанки у Дианы, несколько у Тристана, все. И вдруг у нас такое количество отзывов!..

«Богема» — пьеса не самая лучшая, но в ней есть интересный поворот и работа для актеров. Режиссер спектакля Борис Михня все сделал очень профессионально и точно. Спектакль шел четыре раза, далеко не все зрители театра успели его посмотреть. А к концу сезона подошли к дипломным спектаклям Тверского курса актерского факультета Высшего театрального училища имени Щепкина при Малом театре. Это государственные экзамены. Один уже сдали, спектакль «Смешно и грустно». Это инсценировка рассказов Чехова. Сейчас делается спектакль «Чулимск» по пьесе Александра Вампилова «Прошлым летом в Чулимске».

НА ГАСТРОЛИ

— А теперь о гастролях. В наше время театральные гастроли вообще редки, это же не антреприза. Большое значение имеет то, что нас пригласил Ульяновский театр, который много лет с нами дружит. Может быть, оттого, что в Ульяновске у меня было семь лет активной работы. Именно оттуда я с Александром Чуйковым переехала в Калинин 35 лет назад, так и не поехав в Москву. А через несколько месяцев приехали Ирина Андрианова и Константин Юченков, также из Ульяновского театра. Работали мы там хорошо. Нас не хотели отпускать, но были чисто личные обстоятельства. Это долгая история… Но я не жалею о выборе.

— Вы писали об этом в своей книге «Поиски сути».

— Да. Но в Ульяновск я не еду — что я буду с тростью ковылять!

— Года за три до вашего переезда в Калининском театре главным режиссером работал Александр Андреевич Вокач, с 1971 года актер Московского театра «Современник». Вы его знали?

— До того не была знакома. А потом знала просто как актера. Он дружил с нашим актером Виталием Кузьмичем Рассказовым. В Калинин приезжал с Еленой Миллиоти и ее мужем Геной Фроловым, тоже актерами «Современника». И мы подружились. Мне Вокач нравился как актер, но творческих контактов у нас не было. К режиссуре он имел прямое отношение, мог и умел. Вообще говоря, режиссер и художественный руководитель не одно и то же. Хотя художественный руководитель может и не быть режиссером, но должен обладать глубочайшими знаниями в сфере актерского и режиссерского мастерства, иметь незаурядные организаторские способности. И любить главный процесс в театре — создание спектакля.

УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ

— Так получилось, что с 1960 года я и главный режиссер, и художественный руководитель.

— Это огромный, уникальный опыт. Жизнь обходится с вами круто?

— Порой жестоко. Но у меня есть защита. Это огромное количество спектаклей, поставленных по гениальным произведениям Чехова, Островского, Шиллера, Лермонтова, Пушкина, О'Нила, Горького, Шолохова, Симонова, Вампилова, Розова — и это давало мне величайшее счастье . Заставляло углубляться в материал, жить полной жизнью. И поэтому на сегодня я довольно не современный человек, по собственному ощущению.

А мне кажется, наоборот, вы впереди всех на двадцать шагов.

— (Улыбается). Муж мой, Александр Чуйков, говорит, что у меня восприятие жизни — на уровне 17-летнего человека. Я очень верю в хорошее.

ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ЗАКВАСКА

— А может быть, такие качества в вас от природы?

— В моей крови страшная смесь. По материнской линии с одной стороны все — высокопоставленные дворяне по линии Пущина. Один мой прадед был помещик, другой — крепостным у него. Бабушка — изысканная выпускница Смольного вышла замуж за обходчика лесов. А по линии отца все медики, все москвичи. Только отец стал режиссером.

А у меня линия симбирская. Прабабка владела огромным имением в Симбирске. Отец Ленина Илья Николаевич Ульянов уважал моего прадеда, тот был единственный из крупных помещиков, который открыл огромную частную школу и больницу для крестьянских детей. А прабабка художественную школу. В Ульяновском мемориале находится портрет моего прадеда, и написано, что он — из самых уважаемых людей, который делал все для народа и крестьян.

…Несмотря на то что и нога болит, и позвонок сместился, я много работаю. Но почти не лечусь. Пью таблетки разные, к врачам же хожу редко. У меня много знакомых врачей, мы с ними чай пьем. Разговариваем. «Когда же вы придете?» — «А я все думала, что можно не ходить!» Нет ощущения возраста. Только когда начала прихварывать, задумалась, почему. Оказывается, возраст!

— Хотелось бы, чтобы вы продолжали работать хотя бы еще лет десять.

— (Смеется). Дружочек, не обещаю. Дай бог пятерочку.

— В тверском хоре ветеранов одному солисту, Владимиру Гарныку, 90 лет, а он на сцене. Старейшему журналисту Григорю Кацу 96 лет, а он пишет.

— Ну и замечательно.

— С большим уважением отношусь к людям, которые себя реализуют.

— Больше всего люблю театр и отдала ему всю жизнь. Но не люблю выставлять напоказ. Как-то стесняюсь, родилась и так живу.

РЕВИЗОР

— У нас к открытию нового сезона уже есть спектакли — по Чехову, «Маскарад», «Собака», «Богема», «Чулимск».

«Богема» мало игралась. «Маскарад» хотя и сыгран раз пятнадцать, но все равно мало. А 5 июня начали репетиции «Ревизора» Гоголя. Мы долго ждали, когда освободится Валерий Персиков, бесспорно, талантливый режиссер, с которым мы никогда не расстаемся. Каждый сезон ставит у нас спектакли, несмотря на то, что работает в Москве и за границей. Существует дружба и понимание. Планируем, что «Ревизор» выйдет в декабре.

А сейчас стажировку проходит наш ведущий молодой актер Александр Павлишин, выпускник Тверского курса, помогал мне в «Фантомных болях». Он был ассистентом у Сан Саныча Чуйкова, ставя «Любовь Маргариты Готье». Павлишин ставит свой первый самостоятельный спектакль «Буратино» по «Золотому ключику» Алексея Толстого, а я у него художественный руководитель. Спектакль должен выйти в конце сентября. Осенью начнется рабочая параллель с «Ревизором» — будет опять Островский, его пьеса «Сердце не камень», пьеса, которая никогда здесь не шла.

Замечательная, современно звучит. Должен быть первым спектаклем десятого года. На малой сцене Виктор Синицын будет ставить «На закате солнца» Юлии Дамскер, в спектакле заняты Наина Хонина, Вера Рычкова, Николай Бутрехин.

ВОКРУГ СЦЕНЫ

— Когда начнется строительство новой сцены?

— Нет, нет. Это вопрос к руководителю департамента по делам культуры Елене Владимировне Шевченко и директору театра Владимиру Арнольдовичу Царскому. Сегодня еще есть, где ставить, сцена есть. Мое дело ставить спектакли.

«Работайте спокойно, — говорил губернатор Дмитрий Зеленин. — Когда придет время, мы вам загодя скажем, а сейчас работайте». Я понимаю, что Дмитрий Вадимович — человек другого поколения. Любит высочайший уровень во всем. Но мне в нем очень нравится истинное творческое начало. Я ощущаю в нем творчество.

Вече Твери. -2009.- 11 июня.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info