ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2009-2010


Ольга КОЛОСКОВА

Визит к Актрисе

Рассказать о Наине Хониной что-то, чего о ней еще не знают по прошествии 50 лет служения Тверскому академическому театру драмы, — задача практически невыполнимая. А я попробую! Вчера я была в гостях у Наины Владимировны. Провожая меня после беседы, она пожелала мне удачи в работе над статьей, а чтобы закрепить пожелание, посоветовала спросить благословения у Сергея Лемешева — его бюст стоит у самого дома актрисы на Трехсвятской. «Ну что, Сергей Яковлевич? Трудное мне дело предстоит. Поможете?» Великий русский певец промолчал в знак согласия.

— О моем детстве, становлении как актрисы, как я готовлюсь к роли, даже о романтической истории моего знакомства с моим мужем Евгением Борисовым я рассказывала уже миллионы раз! — с легким раздражением говорит Наина Владимировна. — Не надо вам писать об актрисе Хониной. Расскажите читателю свои впечатления от визита ко мне. Не журналистки, а просто девушки Оли, пришедшей в дом к незнакомому человеку.

Ну что же… При виде тяжелых гардин на входе в квартиру сразу мелькнула мысль: ну понятно — к актрисе пришла. За кулисами действительно обнаружился нетипичный для простого обывателя интерьер. Одна из стен просторной прихожей под самый потолок уставлена книгами. Гостиная как будто предназначена для того, чтобы устраивать в ней литературные вечера — только жк-телевизор немного не вписывается. На стенах — большие портреты, Наина Владимировна, ее супруг и совместный портрет супружеской четы. Встретила меня хозяйка очень приветливо, на лице было видно явное желание помочь мне. Но в глазах читалось: а кто ты мне, чтобы открывать тебе то, что до сих пор не узнал ни один другой журналист? Причем выслушивает вопрос с искренним вниманием и с не меньшей охотой начинает на него отвечать. И с чего бы ни начинался разговор, в итоге мы все равно возвращались на подмостки. В принципе, другого я и не ожидала. Даже внутри всего актерского сообщества театральные актеры все равно стоят особняком. Кажется, они не выходят из образа, по большому счету, никогда — меняются только роли. В юности девятнадцатилетнюю Наину реалии жизни вообще мало интересовали. У нее была комната в общежитии, стол, стул, кровать и сцена, жизнь на которой с ее характерным поведением и речью представляла куда больший интерес. Поклонники появились сразу, но ни о каких романах не было и речи! За один театральный сезон, в котором ставилось девять пьес, молодая актриса играла девять центральных ролей.

Приехав из Ульяновска в Калинин в 1960 году, Наина Хонина быстро освоилась в городе. Перемена места никогда не составляла для нее проблемы — это как смена образа. Дом, по мнению Наины Владимировны, там, где сейчас творится твоя история, где ты живешь.

— Город мне показался маленьким и очень приветливым, — вспоминает актриса. — Жителей тогда было гораздо меньше, и все, как в деревнях раньше, здоровались друг с другом. Я космополит, поэтому сразу приняла к сердцу город. Единственное, что мне не нравилось, — это название. Я даже в письмах родителям в Ульяновск писала в обратном адресе: г. Тверь (Калинин).

А оказалась Хонина в этом «адресе» случайно. Дочь актеров, родившаяся и выросшая в театре, в восемнадцать лет она сочла неприличным в таком возрасте работать в одной труппе с родителями. Страшно захотелось на волю. Ткнув пальцем в карту на стене, Наина сказала: «Вот здесь я буду жить и работать в театре!» Палец указывал на Москву. А если посмотреть с других сторон, то и на Дмитров, и на Подольск… Отец посоветовал отнять палец от карты. Кроме Калинина, там ничего не было. «Ну вот, судьба моя и решилась…», как говаривала Лариса Огудалова, сыграть которую тогдашней Наине еще предстояло.

Играть. Всегда играть. И все-таки, сколько бы ни говорила актриса о преследовании ее образами сыгранных когда-то персонажей, нет-нет да и промелькнет простой человек, горожанин, живущий на Трехсвятской. Которому не чужды моменты простой житейской радости, недоумения, растерянности, сожаления. Об этом я догадалась по контрасту, который был заметен, когда внезапный телефонный звонок выбивал Наину Владимировну из образа, в котором она находилась, беседуя со мной. Как актриса рассказывала позже, она даже примерила на себя мою роль: вот я выхожу от нее, по дороге в редакцию сочиняю заголовок, допустим «За кулисами Трехсвятской»… Свои главные театральные роли Хонина назвала подумав, но недолго.

— Мать в моноспектакле по пьесе Карела Чапека. Когда-то в спектакле было задействовано десять актеров. Я переписала сценарий, и в новой постановке полтора часа главная героиня сидела на сцене одна, разговаривая со своими погибшими в «горячих точках» мужем и сыновьями.

Роль потребовала от Наины Владимировны такой отдачи, что после она даже попала в больницу с зашкаливающим давлением, а во время спектакля некоторым зрителям потребовалась валерьянка. Эту постановку Хонина играла еще пять лет, пока в конце концов не поняла — роль ее просто убивает. Однажды, блестяще отыграв спектакль, она проснулась ночью и увидела — вся подушка была в крови. По счастью лопнувший сосуд не сдетонировал в голове, иначе несчастья было бы не избежать.

Как притча звучит из уст Наины Владимировны и рассказ о том, как ей посчастливилось стать Татьяной Бережковой из «Обрыва» Гончарова. Когда года через три после премьеры этого спектакля в Москве ушла из жизни Руфина Нифонтова, игравшая главную героиню, Хонина буквально загорелась этой ролью. Худрук Тверского драмтеатра Вера Ефремова, режиссер «Обрыва», согласилась с этой идеей не сразу. И вот, получив долгожданную роль, Наина Владимировна заболевает — и очень серьезно.

— Про себя я поняла, в чем тут дело, — рассказывает актриса. — Это Руфина не давала согласие на то, что бы я играла ее последнюю и очень любимую ею роль. Я разговаривала с ней, обещала сделать все возможное, чтобы достойно сыграть Бережкову.

На генеральной репетиции, в последней, решающей сцене, когда границы между жизнью и смертью стираются, Хонина, в какой-то момент потеряла себя в пространстве — состояние, близкое к трансу. Не заметив края сцены, актриса падает в зрительный зал.

— При прочих обстоятельствах не поломаться при таком падении было просто невозможно. И когда я увидела, что на мне нет ни единой царапины, как будто кто подхватил меня, я поняла — Руфина благословила меня на эту роль.

История как в кино. Кстати, возможность попробовать себя в кинематографе Наине Владимировне представлялась, но она отказалась после того, как, прочитав сценарий, поняла — ее роль совершенно пуста.

— Мне кричали: «Какая разница, роль эпизодическая, мы платим вам 500 долларов за один съемочный день, чтобы вы сказали три предложения — вы сроду таких денег не видели!» Как вы думаете, можно ли с ними о чем-то говорить после этого?

Впоследствии Хонина все-таки снималась в кино. На ее счету короткометражка «Ранняя оттепель» и полнометражный фильм «За облаками небо», где она играла вместе с Сергеем Никоненко. И все же верность театру, профессии — слоган Наины Хонины всю ее жизнь. Причем четкого представления о границах своей профессии она не имеет. Задача актера, по ее мнению (или человека — эти понятия, в случае моей героини перетекают одно в другое и обратно), не обличать, не поучать. Научить любви, пониманию, заставить думать.

— Представьте себе: по улице идет молодая женщина, она плачет. А со всех сторон ее обтекает поток чужих ей людей, и для них она совершенно чужая. Я останавливаю ее, беру за руку и спрашиваю: который час? Она отвечает — допустим, двенадцать. Я говорю — через два часа у тебя будет все в порядке. И ухожу. Что заставляет меня так делать, точно сказать не могу. Но подозреваю, что это продолжение моей профессии, а ее назначение — в помощи. Помочь человеку разобраться в себе. На пару часов, возможно, стать лучше, чем до того, как он вошел в театр. Чтобы почувствовал в себе силы. Своим действием я на секунду вырвала эту девушку из стресса, на некоторое время она забудет о своем несчастье, она будет соображать: кто эта сумасшедшая? Зачем подошла? Что сказала? И через два часа у нее наступит совсем другая жизнь. Она успокоится и найдет какой-то выход.

…Эти два дня, что я провела в общении с Наиной Хониной, я, честное слово, сама немного почувствовала себя актрисой. Думала о том, как часто я играю в жизни? С кем позволяю себе это? Искать ответы времени не было, но я сошлась с собой на одном: надо сходить в театр. Что там сейчас идет с актрисой Наиной Хониной в главной роли?...

Вече Твери. -2009.- 17 июля.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info