ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2010-2011


Игорь МАНГАЗЕЕВ, Вероника КАЛИНИНА

НЕ КАМЕНЬ, А СЕРДЦЕ

Пьеса Александра Островского «Сердце не камень», написанная им на склоне лет, похожа на черновик духовного завещания драматурга. Очевидное желание «русского Шекспира» гармонизировать окружающее общество вошло, к сожалению, в противоречие с ожиданиями публики. Дореволюционная критика предпочла не заметить «социально-психологической» стороны пьесы, ее глубины, и в свое время спектакль довольно быстро исчез из репертуара Александринского и Малого театров. Но это не остановило опытнейшего главрежа Тверской драмы Веру Ефремову. Она решила рискнуть и воплотить на тверской сцене замысел драматурга, не воспринятый ни в эпоху народовольцев, ни тем более после Великого Октября.

Пьеса «Сердце не камень» никогда не принадлежала к числу «ходовых», а мнения рецензентов отличались поразительным разноголосием. В ней видели бытовую картину, произведение «незрелое, слабое, наивное». Были, впрочем, и такие, кто, как издатель и драматург Алексей Суворин, утверждал, что пьеса «…принадлежит к числу благороднейших пьес нашего репертуара».

Характерно, что это произведение входит в число шестнадцати пьес Островского о богатых невестах (хотя о бедных невестах, включая «Бесприданницу», он написал на две больше). Но это такая богатая невеста, которая выросла в бедности.

Как бы то ни было, именно спектаклем «Сердце не камень» открылся в минувшую пятницу 265-й театральный сезон в Твери. Поздравляя труппу и зрителей, глава города Владимир Бабичев не преминул заметить, что нынешний год — это год 875-летия Твери. А руководитель областного департамента культуры Елена Шевченко подчеркнула, что классический репертуар театра наиболее близок душе каждого тверича.

Интрига пьесы закручена вокруг завещания богатого купца Потапа Потапыча Каркунова (нар. арт. А.А. Чуйков). Его жадный до денег беспардонный племянник Константин Каркунов (арт.А.А. Павлишин, он же — ассистент режиссера) из всех сил старается опорочить дядину жену, чтобы завладеть миллионами. Но беспорочная и чуткая Вера Филипповна (арт. Д.А. Плавинская) оказывается настолько честной (заявила, что не обещает хранить верность супругу после его смерти), что ревнивый Потап Потапыч прозрел и рухнул перед ней на колени. Светлая и чистая Вера Филипповна, облаченная в закрытые наряды, без видимой назидательности источает целомудренную любовь.

Особинка спектакля в версии Веры Ефремовой та, что одну из центральных ролей — приказчика Ераста — рядом с мастерами сцены играет Дмитрий Новоселов, прошлогодний выпускник Тверского курса «Щепки». Ему умело помогла художник по костюмам Ирина Подосенкова, и приказчик Ераст «из подлого превратился в честного». Сугубая судьба зощенковских героев!..

Изобразительное решение выдержано в разнообразной цветовой гамме. Реалистично выглядели две дамы «в шляпках по последней моде». По-женски пленительный цинизм эксцентричной Апполинарии Панфиловны (засл. арт. И.В. Кириллова) не исключает у нее добрые движения души. Под стать ей муж — Исай Данилыч Халымов (засл. арт. Б.Н. Лифанов), подрядчик и кум Каркунова, единственный, с которым у Потап Потапыча сложились доверительные приятельские отношения. На глубокое чувство способна и жена Константина Лукича Каркунова — Ольга Дмитриевна (арт. Юлия Бедарева).

Необычным получился образ странника Иннокентия, тот предстал перед зрителем в рубище и почему-то в неизношенных ботинках армейского образца. Актер Алексей Великотный превратил второстепенную, казалось бы, роль праздного уголовничка Иннокентия в одну из самых запоминающихся в премьерном спектакле. А блистающая нетленной красотой и удивляющая находчивостью Елена из спектакля Анатолия Крыма «Бес в ребро» (арт. Л.В. Лепехина) перевоплотилась в добродушную ключницу Огуревну с чертами лучшей из нянь — Арины Родионовны.

Жаль, что в числе действующих лиц не оказалось заявленной в программке пары нищих в исполнении музыкально одаренных Евгении Голубевой и Никиты Березкина. Но позитивный настрой создавали декорации, сотворенные художником Александром Ивановым, и музыкальное оформление, подготовленное звукорежиссером Галиной Семеновой. Возможности большой сцены они обыграли весьма искусно.

Душевный трепет вызвала сцена у храма — дерзкие речи под перезвон колоколов. Нечасто православные мотивы обусловливали сюжеты драм, поставленных в главном театре Тверской области, но в новой работе Веры Ефремовой они обозначают и определяют практически всех героев пьесы, заключая их в рамки духовности или антидуховности. В общем, эта история — о новом «луче света в темном царстве». Не случайно на персонажи спектакля, одетые в костюмы и платья эпохи Островского, с Казанской иконы Божьей матери взирает присно лик Девы Марии.

Хочется верить, что нетривиальная постановка Веры Ефремовой никогда не потеряет актуальности и, разумеется, не станет прощальным заветом. Премьерный показ вселил на это надежды. Зал принял спектакль с подъемом, сочувствуя и сопереживая происходящему на сцене, и аплодировал стоя.

«Сердце не камень» — само название уже близко по духу каждому из нас, настолько созвучными оказались нашему современному бытию вечные истины, вновь преподанные нам великим Островским. Прописные истины потому и вечны, что их следует прописывать каждый Божий день.

Несомненно, новая постановка оставит глубокую зарубку в наших далеко не каменных сердцах, и нам опять захочется вернуться в театральный зал, чтобы, согласно кивая головой, воспринять язык и идею спектакля, его символы и глубочайший смысл.

Вече Твери. - 2010. -  20 октября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info