ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2011-2012


Евгений ПЕТРЕНКО

ТЕАТР С ЛЮДЬМИ
«Слуга двух господ» в постановке Александра Павлишина

Тверской театр драмы. Слуга двух господ

В Тверском театре драмы состоялась премьера спектакля «Слуга двух господ» – известнейшую пьесу Карло Гольдони поставил под руководством Веры Ефремовой Александр Павлишин, продемонстрировавший этой работой свои режиссерские амбиции. Сейчас артист учится на режиссерском факультете ГИТИСа, и учебе столь раннее обращение к большим формам должно пойти только на пользу.

К настоящему времени артист Александр Павлишин уже поставил на малой сцене «Фантомные боли» Василия Сигарева, на большой сцене в его постановке идет детский спектакль «Невероятные приключения Буратино и его друзей». Ни в какое сравнение с этими сочинениями «Слуга двух господ» в его режиссерском исполнении, естественно, не идет, и не потому, что те плохие, а Гольдони хороший, просто материал очень уж разный, и от того работать над ним было интересно. Этот интерес продиктован не только увлеченностью постановщика и всех занятых в спектакле актеров. В выборе пьесы, кажется, можно увидеть и тонкий репертуарный расчет художественного руководителя театра Веры Ефремовой. Музыкальный спектакль с известным, а потому привлекательным сюжетом должен собрать публику, что весьма важно при нынешней ситуации в государственных театрах, которые работают в соответствии с госзаданием. На итоговой коллегии комитета по делам культуры его председатель Елена Шевченко озвучила любопытное условие: премьерный спектакль должен окупиться за один год. Единственная возможность выполнить его, напрашивается вывод, обеспечить полные залы на каждом показе. Следовательно, спектакль должен привлекать зрителя.

«Слуга двух господ» из разряда пьес вечных, предоставляющих интерпретаторам обширное поле деятельности. Говоря о Гольдони, невольно на ум приходит итальянский классик XX века Джорджо Стрелер и его признанный шедевром спектакль «Арлекин, или Слуга двух господ», который после своего появления задает тон всем последующим постановкам пьесы, идущей в театрах по всему миру. В свое время, еще не став режиссером, Стрелер вздумал возродить традиции итальянской комедии дель арте, когда театр принадлежит народу, который является его составной частью. Александр Павлишин делает зрителей почти полноценным участником спектакля, как можно судить, по его замыслу, публика должна как бы раствориться в истории Гольдони, став ее героями. Вот и начинается все не вполне привычно для театра драмы -артисты выходят на площадку прямо из зала, они идут по тому же пути, что и зрители, еще десять минут назад искавшие здесь свои места

Беатриче (Дарья Плавинская), пока еще в образе Федериго, выкрикивает имя брата сначала с самого верхнего балкона (и тогда зритель вынужден задирать голову, чтобы выяснить, что означает выкрик), и только потом актриса спускается в партер и поднимается на сцену. Тарас Кузьмин, играющий возлюбленного Беатриче Флориндо, выходит к публике, балансиру­ на довольно узком пространстве, разделяющем бенуар от партера. Героини спектакля Клариче (Юлия Бедарева, Ирина Погодина) и Смеральдина (Евгения Голубева, Светлана Аксенова) при случае норовят упасть в обморок к зрительским ногам, а Сильвио (Алексей Майский) с такой силой выхватывает шпагу, что публика, если бы оружие было настоящим­ могла бы, наверное, увидеть, как от металла отлетают искры – такие же яркие и беспощадные, как и гнев героя, думающего, что с появлением Федериго, считавшегося убитым, он лишился невесты.

Артисты напрямую обращаются к зрителю, а Труффальдино в исполнении Никиты Березкина больше остальных – он заигрывает с сидящими в зале, ведет с ними диалог, пытается заклеить распечатанное письмо хлебным мякишем, но все время проглатывает его. В конце концов с помощью каких-то немыслимых манипуляций и споров с организмом он возвращает пшеничный сургуч из своего желудка. Эти лацци артист играет, кривляясь, на ходу импровизирует, придумывая какие-то несуществующие в тексте реплики. Для этого он выходит далеко в зал, куда со сцены ведет специально выстроенный подиум работы художника Андрея Юдина, создавшего на сцене уголок Венеции: на холстах, которые закрывают помпезные советские барельефы на стенах, красуются ее виды, а по обеим сторонам мостика «плавают» гондолы. Говорят, что каналы хотели сделать натуральными, то есть поставить в оркестровую яму емкости с водой… Если бы так случилось, то играть спектакль артистам было бы затруднительно – лодки на колесиках, поставленные на сцене красы и венецианского колорита ради, явно им мешают. Их функциональное предназначение обнаруживается только во втором акте, когда герои Тараса Кузьмина и Дарьи Плавинской синхронно пытаются утопиться в канале, сиганув из плавсредст в в воду.

В принципе весь спектакль строится на импровизационных моментах. К ним можно отнести и музыкальные номера (текст песен написала для спектакля Дарья Плавинская, музыку – Никита Березкин), вполне органично смотрящиеся в общем контексте и не выглядящие чужеродными вставками. Актеры, в сущности, скорее добиваются комического эффекта, чем глубины и основательности в раскрытии характера своего персонажа. В этом смысле совершенно изумительна работа Константина Юченкова, играющего купца Панталоне, шепелявого, смешного, уморительного, который вынужден после внезапногопоявления мнимого Федериго, быстренько расторгнуть помолвку дочери и упомянутого выше Сильвио. Из спектакля как будто бы исчезло объяснение, почему так случилось, и деловые отношения этих людей и связанные с ними обязательства не становятся внятным мотивом их поступков. Под стать Панталоне доктор Ломбарди Алексея Великотного, речь которого щедро разбавлена псевдолатинскими крылатыми фразами. В одной из сцен они буквально заплевывают друг друга, чем вызывают гомерический хохот в зале. Схожим эффектом сопровождаются и многочисленные лацци в исполнении Труффальдино. Усилия его тоже не проходят даром. Зрители смеются и когда он вместе с Бригеллой (Дмитрий Новоселов) разрывает на части письмо адресованное Беатриче, пытаясь клочками смоделировать сервировку стола, и когда он герой, стоя на одной ноге, съедает хозяйский пудинг, превращая всю сцену в незамысловатый, но смешной акробатический этюд.

Тверская жизнь. - 2012. -  Март.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info