ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2012-2013


Евгений ПЕТРЕНКО

Химические реакции

Тверской театр драмы открыл свой 267-й сезон на большой сцене премьерным спектаклем «История любви» по повести Эрика Сигала

Книгу американского писателя и сценариста инсценировал и постановил режиссер Валерий Персиков вместе со своим постоянным соавтором Григорием Слободкиным, придумавшим музыкальное оформление.

Обращение Валерия Персикова к повести Эрика Сигала, некогда очень популярной, особенно после выхода одноименного фильма, пронзительную музыку к которому написал Фрэнсис Лэй, кажется вполне понятным. Несколько неожиданным поначалу было только то, что из столь нежной и трогательной истории, сочиненной писателем, режиссер сочиняет спектакль большой формы, хотя на малой сцене ему было бы самое место. Однако своей новой работой постановщик показывает, как легко и, самое главное, убедительно могут быть развенчаны самые устойчивые стереотипы, в том числе связанные с количеством персонажей спектакля. Строго говоря, в «Истории любви» их всего два, но они заполняют собой все огромное пространство сцены, на этот раз лишенной всяких декораций, – она почти пустая, если не считать рояля.

Площадку формируют большой экран, установленный по центру, три по обеим сторонам сцены, и такая же белая покатая платформа. Здесь Валерий Персиков и художник Александр Иванов не изобретают велосипед – на эти экраны в ходе спектакля будут проецироваться фотографии городов, фасады и интерьеры домов, по ним побегут кадры хоккейного матча с участием главного героя, а вот и его фото крупным планом, вписанное в спортивный контекст. Затем на большом экране возникнет фрагмент концерта певицы Лары Фабиан, которая будет петь, естественно, о любви. В спектакле вообще много музыки, причем чаще всего французской – героиня мечтает побывать в Париже, учит язык и даже готовится получить стипендию на обучение в столице любви и моды. Она музыкант, поэтому рояль в спектакле не просто элемент оформления.

Спектакль выстроен в принципе как монолог главного героя Оливера, это его прямая речь, в которую вдруг вклиниваются другие, дорогие ему голоса из прошлого. Все дело в том, что Валерий Персиков, несмотря на то, что жанр постановки в афише указан как «инсценировка повести», ставит именно что повесть, сокращая и вымарывая из нее все, что может помешать или затормозить действие. Большинство реплик, однако, особенно реплик Оливера, рассказывающего о том, что произошло, и комментирующего события, сохранено, что придает создаваемому театральному тексту целостность и объем. Спектакль смотрится как сплошной флэшбэк, который начинается сразу после начальной реплики героя: «Что можно сказать о двадцатипятилетней девушке, которая умерла? Что она была красивой. И умной. Что любила Моцарта и Баха. И «Битлз». И меня». Уже после этого впору доставать носовой платок и утирать слезы – финал-то обозначен, но создатели спектакля заставляют о нем забыть на два часа, сосредотачивая все внимание на том, как зарождалась и развивалась история любви между Оливером и Дженни.

В том, что успех «Истории любви» во многом обусловлен точным распределением ролей, –несомненно. Главные партии в спектакле исполняют Тарас Кузьмин (Оливер) и Виктория Козлова (Дженни). Выпускница Тверского курса Высшего театрального училища им. М.С. Щепкина, с 2009 года она сыграла не так много ролей, американка итальянского происхождения Дженни – ее первая по-настоящему большая актерская работа, в которой актриса очень эффектно и правдиво раскрывалась, обрела голос и обратила на себя внимания. Природная прямота, чувство собственного достоинства, каковым сполна наделена героиня, требуют от персонажа Тараса Кузьмина дополнительного мужества и такта, чтобы завоевать ее любовь. Партнеру Виктории Козловой, впрочем, без особого труда это удается сделать, и Оливер – великолепная драматическая роль Тараса Кузьмина, который, по сути, играет моноспектакль, по крайней мере, это очень хорошо себе можно представить. В их сценическом тандеме, кажется, вовсе не находится места для привычных мелодраматических штампов. С первой же встречи героев чувствуешь, как между ними возникает та «химия», без которой невозможна настоящая любовь.

Спектакль Валерия Персикова в принципе и сделан так, что исключает нарочитое сюсюканье и сентиментальность. Вместе с тем режиссер совсем не отказывается от жанровой схемы, но делает так, что зритель наблюдает за самыми трогательными моментами в жизни героев как бы со стороны. Наибольший внешний эффект сопровождает кульминационную сцену в клинике, когда Дженни лежит на больничной койке, зритель же следит за умирающей в объятиях Оливера героиней на большом экране, куда транслируется картинка.

В финале Оливер и его отец (Леонид Брусин) уходят в темноту сцены, озаряемой огненными всполохами – такие же сопровождали первое появление Дженни. Между этими двумя вспышками много чего произошло – в спектакле поднимаются и вопросы социального неравенства (главные герои принадлежат к разным слоям общества), и тема отцов и детей, которые оказываются не такими существенными и важными, как любовь.

Тверская жизнь. - 2012. -  Октябрь.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info