ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2011-2012


Игорь МАНГАЗЕЕВ

БУРБОН И ВДОВУШКА

Тверской театр драмы. Медведь

То, как в тверской Драме поставлена театральная шутка Чехова «Медведь», заставляет подозревать о медленном созревании в театре тектонических сил, способных привести к серьезным подвижкам.

ДУЭЛЬ С ЖЕНЩИНОЙ

К помещице Поповой, у которой траур по супругу длится уже несколько месяцев кряду, внезапно нагрянул владелец соседней усадьбы — отставной поручик артиллерии Григорий Степанович Смирнов. Он чрезвычайно стеснен в средствах и требует от Елены Ивановны немедленно вернуть долг покойного мужа. Вдовушка просит подождать пару дней до появления приказчика. Но поручик надо выплатить проценты по векселю, и он решает остаться в доме соседки, пока не добьется своих 1200 рублей. Вместо денег Смирнов получил отказ. Разгневанный, он закатывает скандал и вызывает вдову на дуэль. Та принимает вызов и приносит пистолеты, но просит Смирнова научить стрелять... «Медведь» — единственный водевиль у Чехова, где все кончается благополучно. Отставной поручик и вдовушка после ссоры, скандала, даже попытки стреляться неожиданно кончают продолжительным поцелуем. Водевиль имел большой успех. Он хорошо был принят зрителями, что отмечал сам Чехов: «В Москве он идет с треском, пойдет и провинции шибко». В Тверском театре драмы «Медведя» ставят народный артист России Александр Чуйков и актер Александр Павлишин. При этом в спектакле заняты три мужских и два женских состава главных действующих лиц. Для чего такой мозговой штурм простенькой, казалось бы, пьесы?

ДЕЛО В КОРШЕ

Видимо, все дело в театре Федора Корша, для которого, собственно, писался «Медведь». Коршевский театр – один из ранних и самых стойких русских частных театров, крупнейший в России. И не зря Чехов посвятил эту «шутку в одном действии» российскому актеру, режиссеру, антрепренеру Николаю Соловцову (Федорову). История коршевского театра «богата и поучительна, особенно в наше время, когда этот тип театра, перемахнув… полосу запрета и забвения, пытается возродиться». Русский драматический театр Корша, основанный в 1882 году, сначала располагался в Камергерском переулке (сейчас здании МХТ). Через три года Корш получил здание в псевдорусском стиле, выстроенное Александром Бахрушиным в Богословском (ныне Петровском) переулке. «Это тогда было новостью необыкновенной, и даже в Большом и Малом театрах еще пользовались газом; правда, новое освещение было далеко не совершенно. Лампочки давали свет желтоватый и горели ненадежно… Тем не менее впечатление новое освещение производило огромное». Корш считал своей задачей создание «театра комедии с драматическим или комическим оттенком», поэтому в репертуаре нового театра преобладали легкие комедии, фарсы с любовной интригой. Даже появилось понятие «коршевская пьеса» — драматургия с штампованными конфликтами и персонажами, строящаяся по принципу «больше забавного и смешного». Однако «грубейший фарс» помог театру привлечь публику и обрести финансовую стабильность, так что Корш мог позволить себе постановки и серьезной драматургии. Именно Корш впервые в Москве ставит «Власть тьмы» Толстого и открывает Чехова-драматурга. В 1887 году Николай Соловцов поставил пьесу «Иванов», написанную Чеховым по заказу Корша. В 1887 – 1889 годах Соловцов служит в театре Корша актёром и режиссёром. В это время на сцене Театра Корша и был поставлен чеховский водевиль «Медведь». На рубеже ХIX и ХХ веков возникали другие театры, и если бы не умение Корша быть гибким и компромиссным в театральной политике, то в условиях конкуренции его театр не смог бы успешно работать на протяжении долгого времени. Корш по-прежнему выдавал премьеры по пятницам. Каждый сезон чуть не все актеры награждались бенефисами. «Коршевская небрежность, – писали о нем, – была всегда талантлива, потому что играть с трех-четырех репетиций и достигать хотя бы внешних контуров доступно лишь талантливым». Актер Н.М.Радин отмечал, что театральная жизнь провинции, «требовавшая при количественно ограниченном зрителе быстрой смены репертуара и молодого гибкого актера, строилась главным образом по путеводной звезде коршевского театра и в составлении труппы». Интерес Чуйкова и Павлишина к водевилю Чехова подогрет, видимо, и тем еще обстоятельством, что бывший частный театр Корша, много чего повидавший на своем веку, в прошлом году пережил масштабную реконструкцию, которая обошлась в два миллиарда рублей. «Честно говоря, не думал, что доживу до сегодняшнего дня, - признался журналистам в начале нынешнего сезона худрук театра Наций народный артист России Евгений Миронов. - Не потому что собираюсь скоро умирать. Но когда я впервые вошел в это здание в качестве худрука (в декабре 2006 года. - Ред.) было ощущение: сюда упала бомба. Разруха, а помощи ждать не от кого. Но, как ни странно, помощь пришла, причем пришла своими ногами».

ВОПЛОЩЕНИЕ

Нельзя утверждать, что в выборе «Медведя» как прорывной пьесы решающую роль сыграло то или иное обстоятельство. Но если иметь в виду вышесказанное, то замысел постановщика и режиссера претворен не полностью. Очевидно, ставка делается на выживание сильнейшего. В качестве «локомотива» выбраны очаровательная Юлия Бедарева и народный артист Владимир Чернышов. Казалось бы, Юлия Бедарева переиграла мэтра, однако, увы, на премьере она играла мелодраму, а не искрометный водевиль. Отставной же поручик в роли Чернышова, «бросивший двенадцать женщин и брошенный девятью», более точно соответствовал реалиям второй половины XIX века с его злополучным «женским вопросом». Чернышов подходит Бедаревой ровно в той степени, в какой Александр Алексеевич Каренин подходит своей супруге Анне, а штатский генерал-чиновник на картине Владимира Пукирева «Неравный брак» - юной невесте. Вместе с тем Чернышов по-хорошему комичен. Однако XХI век деформировал зрительскую аудиторию настолько, что постановщик осторожно отходит от чеховского замысла. Чуйков тусует исполнителей, варьирует ими. Поручика, помимо Чернышова, играют молодые актеры - Алексей Майский или Евгений Романов. Юлию Бедареву дублирует Татьяна Лугачева. Та же блистательная Юлия Бедарева старательно молится перед иконой Богородицы, памятуя, вероятно, что одну из трех гимназических пятерок Чехов заработал за Закон Божий. Антон Павлович и впрямь отлично знал церковную службу и любил составлять домашний импровизированный хор. Пели тропари, кондаки, стихари, пасхальные ирмосы. Однако в музыкальном отношении спектакль оформлен весьма слабо - это пока что не водевиль вовсе. Только актер Алексей Великотный как родной вписался в образ Луки, лакея Поповой. Тем не менее, в финале образовался зазор между текстом пьесы и ее воплощением – не хватает «садовника с граблями, кучера с вилами и рабочих с дрекольем».

Фото автора

Вече Твери. - 2012. -  20 января.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info