ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
Фридрих Шиллер
ЕЛИЗАВЕТА ПРОТИВ ЕЛИЗАВЕТЫ
ПРЕССА


Виктор ЧУДИН

ВО ИМЯ ЧЕГО ЕЛИЗАВЕТА “ПРОТИВ”?

Пожалуй, это коренной вопрос, который волновал создателей спектакля “Елизавета против Елизаветы”, ставшего оригинальной версией Тверского академического театра драмы знаменитой трагедии Фридриха Шиллера “Мария Стюарт”. Именно этой премьерой открылся новый театральный сезон на главной губернской сцене. Уточним: по большому счету. На малой сцене сие привычно знаменательное событие произошло несколькими днями раньше, о чем мы уже сообщали нашим читателям.

Дабы сразу отмести, увы, вполне прогнозируемые по отношению к театру упреки иных скептиков в якобы банальной реанимации спектакля двадцатилетней давности, обратимся за компетентным разъяснением, в том числе и этой ситуации, к самим участникам постановки.

Ирина Андрианова (засл. арт. РФ) - исполнительница роли Елизаветы, королевы Англии, убеждена, что спектакль абсолютно иной, ничего общего с прежним не имеющий. Разумеется, автор и пьеса те же. Впрочем, на сей раз в переводе Бориса Пастернака, что уже, согласитесь, является весьма существенным отличием. Однако оригинальность нового прочтения трагедии Шиллера обусловлена прежде всего смещением драматургических акцентов. Причем не столько с Марии на Елизавету, сколько на политические проблемы, которые вынуждена решать английская королева. А они, эти проблемы, поразительным образом созвучны нашему времени. Вопросы власти, укрепления государственности сегодня заботят не только руководство нашей страны, но и простых ее граждан. По задумке режиссера все, происходящее на сцене, должно вызывать у зрителей прямые ассоциации с тревожной реальностью сегодняшней жизни. Борьба за целостность Англии, ее суверенитет и достойное место в мире невольно рождают аналогии с войной в Чечне, с ультиматумом Грузии, с противостоянием мировому терроризму - этот ассоциативный ряд, к великому сожалению, можно продолжить. По крайней мере как актриса Ирина Андрианова именно так - в политическом ключе - воспринимает свою героиню и всю атмосферу спектакля. “Хотя, -добавляет она, - Елизавета пусть и великая, но все же женщина. Со своими слабостями и противоречиями. Между прочим, никто из ее окружения так по-человечески не жалел Марию, как она. Не случайно Елизавета всячески оттягивала момент трагического для себя, но единственно верного для судеб ее страны решения”.

Константин Юченков (нар. арт. РФ, граф Лестер - в спектакле) назвал большим счастьем возможность вновь окунуться в драматургию Шиллера. “Мне нравится эта эпоха, я люблю Англию. Прежде чем приступить к роли, я, что называется, напитался огромным количеством материала о том периоде английской истории. А потому чувствую себя на сцене вполне уверенно и комфортно”.

О самом спектакле, по мнению Юченкова, говорить трудно, да и преждевременно, поскольку с него “еще не снята зрительская проба”. И все же, исходя из репетиционных ощущений, он получился хотя и достаточно жестким по решению, но ярким, мощным и в хорошем смысле театральным.

“Граф” не стал спорить со “своей королевой” и лишь деликатно добавил, что помимо политических в спектакле также бушуют подлинно человеческие, житейские страсти и практически все его герои балансируют на грани жизни и смерти. Насколько в нем современно актерское существование - судить по большому счету опять-таки зрителям. Одно уж точно бесспорно - ультрасовременное музыкальное оформление “Елизаветы...”. В спектакле звучит музыка рок-группы “Manowar”. Шиллер и тяжелый рок! Согласитесь, неожиданное решение. И хотя, по признанию Константина Юченкова, ему эта музыка чужда, подобное сочетание создает особую, еще более нервную и напряженную атмосферу на протяжении всего сценического действия.

Александр Чуйков (нар. арт. РФ) играет барона Берли. Словами своего героя, обращенными к Елизавете, он определил роль, ему отведенную в спектакле: “Тебя спас Тальбот. Я же хочу спасти всю Англию, а это высший подвиг!” Далее мой очередной собеседник, кстати, когда-то игравший в “Марии Стюарт”, со знанием предмета подтвердил полную самостоятельность и непохожесть новой версии шиллеровской трагедии. “То, что в нашем спектакле отражены события почти пятисотлетней давности, ничуть не снижает его актуальности и, если хотите, практической пользы для нас, ныне живущих. Нужно только уметь (и хотеть) извлечь ее из конкретного исторического урока. Лев Николаевич Толстой утверждал, что истина - в простоте. Думается, чем полнее и детальнее мы будем знать прошлое, чем “проще” оно для нас станет, тем ближе мы окажемся к сегодняшней истине”. Александр Чуйков также считает, что не одно лишь политическое соперничество двух королев определяет сюжетную канву спектакля. Елизавета и Мария, как все женщины во все времена, жаждут любви, томимы желаниями, терзаемы земными, грешными страстями. Отсюда множество неожиданных сюжетных ходов, интриг и хитросплетений, делающих спектакль увлекательным зрелищем.

И, наконец, Вера Ефремова (нар. арт. РФ, лауреат госпремии России), с которой, собственно, все и началось. Как художественный руководитель театра она долго искала пьесу, не просто актуальную сегодня, а такую, чтобы отвечала ее личным душевным и творческим посылам. Оставаясь верной свое, Вера Андреевна “перебирала” классику. “Болевые точки” совпали на Шиллере. Злосчастные проблемы, которые сотрясали когда-то Англию, поразили ее отчаянной схожестью с нынешними, российскими. Правда, в “Марии Стюарт” они как бы завуалированы дымкой шиллеровского романтизма. Ефремова эту завесу сорвала, как театральный занавес, и взору открылся иной спектакль. В нем целиком исключен первый акт - оправданная режиссерская дерзость, продиктованная четкой творческой установкой. Вера Ефремова призналась, что никогда не смотрит постановки, над которыми сама работает, в других театрах. Тем любопытнее совпадение: в московском “Современнике” спектакль “Играем Шиллера” также идет без первого акта. И дело не в том, что “гениальность стала плагиатом”, видимо, сама пьеса Шиллера дает повод взглянуть на нее именно в таком жестком, современном ракурсе.

Что касается повторов, то их, по твердому убеждению моей собеседницы, в искусстве нет и быть не может: “Иначе это не искусство!” А потому всякие аналогии с некогда поставленной ею же “Марией Стюарт” кажутся Ефремовой просто смешными, плодом дилетантского подхода к театру весьма далеких от него людей.

Я не стану перечислять весь творческо-постановочный состав создателей спектакля. Чтобы не загружать читателей, которые легко могут переквалифицироваться в зрителей и прочитать в программке их имена. Отмечу только, что все они были упомянуты Верой Андреевной в нашей беседе. При этом она не скрывала своего удовлетворения от совместной с ними работы. Однако особо Ефремова выделила “находку” своей ассистентки Светланы Исаевой - музыку к спектаклю, которая “стопроцентно легла на все сценическое действие”.

Такая вот получилась коллективная беседа с главными “виновниками” бесспорного события нового театрального сезона в Твери - премьеры спектакля “Елизавета против Елизаветы”. Я был на его последней генеральной репетиции. Практически все, о чем говорили мои собеседники, в той или иной степени воплощено на сцене. Наверняка спектакль станет объектом пристального внимания критики (надеюсь, непредвзятой): он получился действительно неординарным.

Любопытно, что скажет зритель. За ним, как всегда, последнее слово .

Тверская жизнь. - 2002.- 24 сентября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info