ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
Фридрих Шиллер
ЕЛИЗАВЕТА ПРОТИВ ЕЛИЗАВЕТЫ
ПРЕССА


Владимир КУЗЬМИН

ВЕРА ЕФРЕМОВА ПРОТИВ ВЕРЫ ЕФРЕМОВОЙ

Академический театр драмы начал сезон с дерзновенного сценического проекта, в котором подчеркнутая государственная мораль трагедии Фридриха Шиллера “Мария Стюарт” не один раз перекликается со зримой современностью.

“Елизавета против Елизаветы” - спектакль сложный как в техническом отношении (давно на подмостках ТАТД не было просто такого количества актеров одновременно - зрителя в особенности впечатляют сцены боев), так и в смысле филигранной актерской работы. Но все же и немецкая драматургия, и ее историческая ткань - это материал, более всего пригодный для смелой режиссерской работы, которую осуществила народная артистка России Вера Андреевна Ефремова.

Вновь на сцене привычный выбор Веры Ефремовой - классика, непреходящая изобразительная ценность которой, оговоримся, не избавляет от возможных творческих провалов... Напротив, она выявляет степень подлинного мастерства режиссера и его труппы.

Новый спектакль Ефремовой - это в определенной степени не только художественный, но и общественный, даже подчас политический вызов обывателю. “Есть рабство в верности народной воле” - эта социальная коллизия (монарх и толпа) развертывается в борьбе страстей двух притягательных женщин: королевы Английской, Елизаветы (заслуженная артистка Ирина Андрианова), и королевы Шотландской, Марии Стюарт (заслуженная артистка Вера Рычкова). Возможно, что некоторая степень творческого соперничества двух актрис ТАТД и помогла бы воплотить на сцене этот колоссальный конфликт государственных, личных, даже интимных, да каких угодно интересов. Но тем впечатлительней, я бы даже сказал, грандиознее, оказался замысел режиссера - показать их тайную внутреннюю близость, общность - женскую, почти сестринскую.

Трагедия известна, и жуть ее не только в том, что Мария идет на эшафот. Ужас в том, что никто (а тем более монархи и царедворцы) не принадлежит себе. Быть самим собой - великая ценность, но и немалая смелость. Королева Елизавета Андриановой и королева Мария Рычковой противопоставлены на грани дня и тьмы. С одной стороны - их Я, с другой стороны их слуги - МЫ. Верность подданных, надежность преданных дорогого стоит. ...Прежде всего стоит внутренней свободы.

Для психологического театра Веры Ефремовой этот глубинный аспект противостояния двух личностей очень важен на эмоциональном уровне. На сцене не просто противоречие личного чувства и отеческого долга. Самая главная война - это борьба страстей в изменах, предательстве, человеческом коварстве. Коварство, долг, любовь, деньги, ну и что у них есть ещё там... - все это невозможно взвесить ни на каких весах, даже весах истории. Это понимает и Елизавета, которая остается одна - великая властительница и беспомощная, беззащитная женщина, брошенная, обманутая, быть может, и не королевских кровей вовсе...

Близкие эмоции испытывают герои народных артистов Константина Юченкова и Александра Чуйкова (Берли), заслуженного артиста Леонида Брусина (Шрусбери). На сцене “любовный многоугольник” Елизавета (Андрианова) - Лестер (Юченков) - Мария (Рычкова) - Мортимер (Павлишин), каждый из участников которого с разной степенью нравственной нечистоты переживают конфликт долга и чувства.

Режиссер Ефремова знает, как сделать зрелищный спектакль. Сценография А. Иванова символически подчеркивает общий смысл полотна. Сценические конструкции - в них видятся и крепостные стены королевских замков и темниц, это и копья, шпаги, кинжалы многочисленной охраны и свиты. Это и .крест судьбы Елизаветы. Спектакль бы не состоялся в том напряженном, центростремительном ритме без музыки королей “металла” группы “Manowar”. И ее тексты очень интересно перекликаются с происходящим на сцене, обнажают, оттеняют главные смыслы. Да, это современная музыка в классическом спектакле. И очень продуктивные поиски в этом направлении режиссер начала еще в последней версии “Вишневого сада”. Изобразительный итог такого решения неоднозначен. Но достижение в том, что здесь не возникает никакого, тем более двусмысленного, конфликта стилей. Роковые интонации, напротив, придают законченный смысл фатальному стечению обстоятельств, заложниками которых оказываются Елизавета и Мария.

Ярким и едва ли не самостоятельным героем стал свет (художник по свету М. Семенов). И это при до сих пор скудных технических возможностях нашего театра. В определенной степени свет соединяет в единое пространство сцены спектакля, в которых поочередно пульсируют страсти тайные (интриги Елизаветы и ее окружения) и действительные (со звоном шпаг и клинков). Наконец в финале спектакля они соединяются. Елизавета остается одна со своими переживаниями, а вокруг - бой... Над технически сложными и подчас опасными моментами фехтования работал заслуженный артист Г. Пономарев. Костюмы (художник Ирина Подосенкова) в “Елизавете...” не просто аксессуары эпохи. Хотя их блеск тоже впечатляет зрителя... Кроваво-алое тронное платье Елизаветы и едва ли не венчальное убранство Марии, в котором она отправляется на эшафот.

Обыкновенно, интерпретируя известную пьесу Шиллера, принято акцентировать сценическое внимание на трагедии Марии Стюарт. Вера Ефремова, обращаясь к классическому тексту немецкого драматурга, делает спектакль о современности, используя лучшие достижения русского психологического театра. В нем переживания актера, искренняя профессиональная игра его чувств вызывают стремительный отклик зрителя.

Талантливо расставив изобразительные акценты, Вера Ефремова классическими приемами превращает классическую пьесу в современный спектакль. В ответ Тверской академический театр уже в который раз получает благодарность не только искушенного зрителя, но и... полные залы.

Тверская жизнь. - 2002. - 1 октября. [ http://www.tverlife.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info