ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
Джон Флетчер
УКРОЩЕНИЕ УКРОТИТЕЛЯ
ПРЕССА


Ольга НАЗАРОВА

УКРОЩЕНИЕ" ЛИ ЗРИТЕЛЯ?

Второй год идет в Тверском драматическом театре постановка пьесы английского драматурга Джона Флетчера "Укрощение строптивого ". Сюжет пьесы построен драматургом как продолжение пьесы В. Шекспира "Укрощение строптивой".

С раскрытием занавеса на зрителя обрушивается каскад из музыки, танцев и песен. Итак, перед нами -мюзикл. Все мелькает и кружится в бешеном темпе, мизансцены сменяют одна другую, напряженный ритм удерживается на протяжении всего действия, но, увы, часто в ущерб внятности актерских диалогов. Костюмы, оформление, постановка танцев (балетмейстер -Ю.В. Пузаков) - все на уровне, и актеры играют хорошо (исполнители центральных ролей - Петруччо - К. Юченков и его новая обольстительница - Мария - Кириллова), но вот пьеса... Она выглядит безнадежно устаревшей и входит в явный диссонанс с теперешней общественной атмосферой. Драматург использовал в своей пьесе вечный кочующий сюжет "бабьего бунта", разработанный еще древнегреческими драматургами. Женщины, протестуя против зависимости от сильного пола, объединяются против зарвавшихся в своем высокомерии мужчин, третирующих своих подруг. Автора волнует лишь морально-нравственный аспект неравенства полов. Пьеса, поднимающая голос в защиту женщины, была революционна, смела и злободневна для своего времени, но с позиций наших дней - это пресное, безликое творение. Добившимся равных прав с мужчинами, в частности, на труд, женщинам сейчас впору начинать обратное движение за возврат к прежнему "статус кво", так как никто и не думал освобождать их от рутинных домашних забот. Моральная сентенция автора "не к лицу мужьям тиранить жен" вряд ли у кого из наших современников вызовет возражения и звучит уже, пожалуй, как "дважды два - четыре". Здесь можно было бы порассуждать о целесообразности так называемых "продолжений" вообще, которые, как правило, всегда бывают бледнее и слабее своих первоисточников. Кажется, что их авторы просто спекулируют на успехе оригиналов, надеясь тем самым заработать славу наиболее легким путем.

Впечатление такое, что наш театр взялся за костюмный мюзикл тогда, когда период увлечения им и на телевидении и в киноискусстве (а все это смежные области, сохраняющие общие тенденции) давно прошел. Ведь это были "хиты" 70-80-х годов": "Собака на сене", "Двенадцатая ночь", "Труффальдино из Бергамо" - всего не перечесть. В политической жизни были "застой" и "стагнация", а на экране, как бы в противовес давящей атмосфере, царствовало буйство красок и веселья, ведь надо было чем-то порадовать и эмоционально напитать зрителя, не "Премией" же, в конце концов. К тому же, вольно или невольно, устами героев, шутов и слуг говорились довольно смелые истины и колкие мысли, кои можно было смело списать на свободомыслие человека возрождения. А в наши дни эмоционально-психологический голод зрителя сполна удовлетворяется зарубежными и отечественными триллерами, а жажда красочных зрелищ -поражающими воображение съемками таких грандиозных проектов, как "Титаник", на фоне которых возня с "переодеваниями" героев, захватывающая средневекового зрителя, выглядит детской забавой.

Подозреваю, что все эти музыкальные "навороты", для осуществления которых были приглашены композитор из Санкт-Петербурга (В.В. Плешак) и балетмейстер из Москвы, были предприняты для того, чтобы привлечь в театр зрителя. Но здесь придется констатировать, что в жанре мюзикла передовые позиции давно и прочно занял ТЮЗ. Есть претензии к музыкальному сопровождению спектакля: куплеты, распеваемые артистами, порой звучат не синхронно с музыкальной записью, а чаще просто заглушаются ею. Думается, привлекать зрителя сейчас надо настоящей психологической драмой, коей всегда был силен наш театр, как столичный, так и провинциальный. Переломное, полное драматизма время требует катарсиса от искусства.

Не скрою, что во время просмотра первого действия ( несмотря на мелькание лиц и костюмов), временами меня одолевала нестерпимая скука, да и зрители тоже, кажется, не были захвачены происходящим, не говоря уже о том, что в зале не было слышно смеха, который, по всем законам жанра, должен был присутствовать. К сожалению, напутствие драматурга, напечатанное в программке: "Пусть уходя домой, запомнит зритель, коль не дремал на представленье он..." оказалось пророческим"' "

На этом, пожалуй, можно и закончить эти пристрастные заметки, но возможно, кто-то, кто видел второе действие спектакля ( каюсь, что ушла после первого) опровергнет их?

Труд-7. -2000.- 10 марта.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info