ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
Жан Ануй
МЕДЕЯ
ПРЕССА


Наталья БАКЛАНОВА

РАЗВОД ПО-ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИ

Как две капли воды похож на развод по-русски, по-английски, по-испански и т. д. Он обвиняет ее, она - его во всех смертных грехах и разбитых годах неудавшейся жизни. Когда люди расстаются, время, в которое это происходит (современная эпоха или древность), и место, где случается разрыв, казалось бы, неразделимых сердец, значения не имеют. Поэтому на героях "Медеи", премьера которой прошла на малой сцене ТАТД 25 октября, под древнегреческими туниками были надеты современные европейские костюмы.

Раньше у Медеи (Людмила Павленко) и Язона (Виталий Синицкий) не было тайн друг от друга, все в жизни они делили поровну: и тяготы дальних странствий, и супружеское ложе. А сейчас Язон уходит от своей Медеи, они оба запутались в сетях взаимных упреков, обид и лжи. Кто виноват в этом? Когда свои монологи произносит Медея, кажется, что чашу любви разбил Язон. Когда говорит Язон, не остается никаких сомнений в виновности Медеи.

Может быть, мучительная разлука - это наказание им за прошлые убийства, за моря крови, которые они оставляли за собой везде, где побывали?

Все предметы на сцене, а их не так много, принадлежат обоим супругам. Это, так называемое казенным языком, совместно нажитое имущество. А его, как известно, при разводе полагается делить. Язону достается белая простыня, ведь он собирается вступить в новый брак с молодой избранницей. Две сети с авансцены они как-нибудь поделят поровну и выбраться из них, не смогут, наверное, до конца своих дней. Колесо дальних странствий выбросят или сожгут, потому что путешествовать вместе супругам больше не суждено. Остается нож. И его получает Медея, для того чтобы раз и навсегда покончить со всеми своими страданиями и искупить сразу все свои кровавые преступления. Смертью главной героини заканчивается трагедия.

Жаль, что школьникам, которые по странному стечению обстоятельств на премьере оказались в большинстве, учительница еще не объяснила разницу между трагедией и комедией. Поэтому на каждую особенно печальную сцену они реагировали громким смехом. Благо актеры не замечали неадекватной реакции юных зрителей и играли просто отлично.

Не зря одна женщина после спектакля долго не могла остановить слезы и благодарила Людмилу Павленко. "Это же настоящий гимн уходящей любви", - говорила она. И была совершенно права.

Тверская жизнь. -2001. -30 октября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info