Тверской академический театр драмы. МЕДЕЯ. Пресса

ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
Жан Ануй
МЕДЕЯ
ПРЕССА


Наталья БАКЛАНОВА

ЛЮДМИЛА ПАВЛЕНКО: ОНА УМЕРЛА, ЧТОБЫ ЖИТЬ

25 октября на малой сцене Тверского областного академического театра драмы пройдет премьера спектакля по пьесе Жана Ануя "Медея". В действии заняты всего два актера, причем один из них, Виталий Синицкий, является еще и режиссером постановки. А другой, точнее другая, Людмила Павленко, исполнительница роли Медеи, вопреки существующему мнению об актерском суеверии, согласилась рассказать нам об истории этого спектакля за несколько дней до премьеры.

- Людмила Георгиевна, скажите, сложно ли было вам, современной женщине, сыграть главную роль в древнегреческой трагедии?

- Сложно было не сыграть, а решиться на эту роль. Я вообще очень удивилась, когда Синицкий примерно год назад подошел ко мне и предложил поучаствовать в его предполагаемой постановке Ануя. Удивилась и усомнилась, стоит ли пробовать.

- Вам не понравилась пьеса?

- Нет, просто она мне показалась тогда слишком мрачной, а душа просила чего-то большого и светлого. Сомнения длились целых полгода. Виталий Афанасьевич мне говорил: "Ну, что ты сомневаешься? Ты же настоящая Медея!" А я думала: "Почему? Что же я убийца? Медея же в пьесе много крови проливает и в конце концов убивает себя". Но потом я поняла, что он имеет в виду прежде всего то, что я человек, который свои принципы отстаивает до конца.

- И, когда вы это поняли, работа пошла.

- Не угадали. Сначала мне хотелось на сцене рвать и метать: ну как же, Медея! Трагический образ! Темперамент! А Синицкий постепенно мой пыл охлаждал, успокаивал меня, пробирался к самой моей сути. И случилось чудо. Я открыла Виталию Афанасьевичу душу, раскрыла все свои чувства, и они удивительно легли на чувства Медеи. Разве что я себя не зарезала, как она. Это был такой резонанс с ролью! И он произошел не случайно: ведь у меня в жизни была своя трагическая любовь. Несколько лет назад я пережила развод с мужем и с тех пор никому не могу отдать свое сердце.

- Если в спектакле заняты двое, причем мужчина и женщина, значит, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: он о любви, причем, судя по вашим словам, о любви трагической. Я права?

- Абсолютно правы. Для того чтобы высветить двух главных персонажей, Виталий Афанасьевич даже пошел на то, чтобы исключить из пьесы трех второстепенных. И таким образом получился спектакль об отношениях между мужчиной и женщиной, о любви. Все социальное перед их чувствами отходит на второй план, становится как бы фоном. Медея на протяжении всего действия борется, льет кровь и в конце умирает сама. Умирает, чтобы жить, чтобы не погубить свою душу. Ее спасает любовь. Почему люди расстаются? Почему, прожив много лет вместе, они вдруг перестают понимать друг друга? На эти вопросы так сложно и так важно ответить. И мы хотим хотя бы попытаться сделать это с помощью нашего спектакля. Потому что лично мне и Виталию Афанасьевичу тоже кажется, что семья - это маленькое государство. Если оно разрушается, то это влияет и на все мироздание.

- Вы с Синицким хорошо понимаете друг друга. Наверное, это оттого, что раньше вы не раз встречались на сцене в качестве партнеров по другим спектаклям?

- Опять не угадали. Это наш первый опыт глубокой совместной работы.

- Тогда, может быть, вы в жизни - друзья?

- Я работаю в нашем драматическом театре уже 26 лет и столько же знаю Виталия Афанасьевича. Честно признаюсь, что он всегда был мне интересен как человек и актер. Я уважаю его и восхищаюсь тем, что он никогда не выпячивал себя, не навязывался никому, не стремился к дешевой славе. И при этом к каждой своей роли он относится удивительно серьезно. Он актер-философ. Каждую свою роль Синицкий рассматривает с позиций всего мироздания. А главная роль и режиссерская работа в "Медее" для него вдвойне важны, потому что они являются большим отчетом о его жизни, прожитой в театре. Ведь 1 августа этого года у Виталия Афанасьевича был юбилей, ему исполнилось 65 лет. И для меня большая честь играть в этом спектакле вместе с ним и большое счастье общаться с таким человеком.

- Сейчас, надо полагать, ваше совместное творчество подходит к своему логическому завершению. Спектакль готов к встрече со своим зрителем?

- Да, уже делается оформление, шьются костюмы. Постановку посмотрела Вера Андреевна, и ей, кажется, понравилось. Она сказала много приятных слов и мне, и Синицкому, морально нас поддержала. Ведь одно дело, когда мы работали самостоятельно, без всякой надежды выйти к зрителям, другое, когда нам официально заявили, что наша работа заслуживает доверия, и предложили всевозможную помощь. Это важно и очень приятно для нас.

Тверская жизнь. -2001. -17 октября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info