ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
А.Н. Островский
НА ВСЯКОГО МУДРЕЦА ДОВОЛЬНО ПРОСТОТЫ
ПРЕССА


Павел ИВАНОВ

КЛАССИКА СОВРЕМЕННА ВСЕГДА

Беседа с художественным руководителем и главным режиссером Тверского академического театра драмы Верой Ефремовой

Сегодня, 24 октября, в Тверском академическом театре драмы состоится открытие сезона на большой сцене. Зрителям будет представлена новая работа театра - спектакль по пьесе А.Н. Островского “На всякого мудреца довольно простоты”. Наш разговор с художественным руководителем Тверского театра драмы и его главным режиссером народной артисткой России Верой Андреевной Ефремовой состоялся за несколько дней до премьеры.

- Вера Андреевна, Тверской академический театр драмы традиционно открывает сезон премьерой. Надо полагать, это будет не единственная премьера. Чего ждать зрителям от театра в новом сезоне?

- Новый театральный сезон на большой сцене мы открываем премьерой по пьесе великого классика русской драматургической литературы Александра Николаевича Островского “На всякого мудреца довольно простоты”. Спектакль этот во многом необычный. Наряду с опытными, заслуженными актерами в нем занято довольно много студентов Тверского целевого актерского курса Высшего театрального училища имени Щепкина. Мы впервые так широко задействуем студентов в спектакле на большой сцене.

Что касается премьер в новом сезоне, то сейчас готовится к постановке комедия итальянского драматурга Альдо де Бенедетти “От четверга до четверга”. Мы рассчитываем показать этот спектакль зрителям ближе к концу года, в декабре. Приступаем к работе над Шекспиром, будем ставить “Двенадцатую ночь”. Пригласили для этого хорошо известного тверитянам режиссера Валерия Александровича Персикова. Есть и другие интересные задумки, но мы их пока держим в секрете.

- Если посмотреть на октябрьскую афишу театра, обращает на себя внимание то, что в ней сразу два спектакля по пьесам Островского - “На всякого мудреца довольно простоты” и “Без вины виноватые” и два спектакля по произведениям Пушкина - “Капитанская дочка” и “Моцарт и Сальери”. Работа с русской классикой - это принципиальная установка театра?

- Да, это для нас принципиально. В репертуаре театра есть и другие постановки по пьесам Островского. Это спектакль “Последняя жертва”, который мы показываем на малой сцене. На большой сцене - “Волки и овцы”, дипломный спектакль студентов Тверского курса Высшего театрального училища имени Щепкина, который давно “перерос” уровень дипломной работы и имел в этом году успех на гастролях в Санкт-Петербурге. Это “Бешеные деньги” - постановка, которую мы недавно с успехом показывали в городе - побратиме Твери Оснабрюке.

- Чем вызвано такое пристальное внимание именно к творчеству Островского?

- Островский - гениальный драматург. В своем творчестве он исследовал столь глубинные, сущностные процессы русской жизни, что его произведения не теряют актуальности. “На всякого мудреца довольно простоты” - современнейшая пьеса! Она о том, что происходит в нашей стране сегодня. Конечно, это не значит, что и поставлена она должна быть в “современной” манере. Сейчас модно “осовременивать” классические пьесы так, что их персонажи ходят по сцене с авоськами, в мини-юбках и так далее. Не в этом современность. Она - в самой структуре сюжета, во взаимоотношениях персонажей, и все это в пьесах Островского очень близко к тому, что происходит сегодня, это “узнаваемо” зрителями.

- То есть в классике театр привлекает более всего то, что она не устаревает, многое в ней остается злободневным...

- Да, но далеко не только это. Важнее, может быть, другое. Русское классическое искусство несет в себе высокий нравственный заряд, который востребован всегда, во все времена. И потому классики остаются, можно сказать, нашими современниками. Когда мы смотрим картины Репина, Айвазовского, Левитана, разве у нас возникает ощущение временной отдаленности от этих людей? То же с музыкой. Как бы ни были мы все заражены ритмами современной жизни, когда звучит классическая музыка, возникает нечто, что проникает в самую глубину души. В человеческой душе есть таинственные струны. Это как чеховский рояль в “Трех сестрах”: пока он закрыт, ничего не происходит, но вот его открыли, тронули клавишу, и человек улыбнулся, у него начинают светиться глаза. Это особый закон творческого, нравственного, духовного очищения человека. Вот поэтому для нас так важна классика.

- Но современная драматургия тоже находит отражение в репертуаре театра?

- Знаете, совсем современной драматургии, как, скажем, в 1970-е годы - появлялась пьеса, и ее тут же все театры ставили, - почти нет. Есть в театре несколько пьес, которые кажутся нам интересными, хотя для того, чтобы их поставить, надо провести большую работу с драматургами. Но есть ведь целая плеяда замечательнейших русских писателей двадцатого века, о которых, к сожалению, начинают забывать. Белов, Носов, Липатов - это прекрасные драматурги, не говоря уж о Вампилове, Шукшине, Розове. Они как бы восприняли эстафету прежних поколений писателей, став в истории русской драматургической литературы связующим звеном между двадцатым и двадцать первым веком, как прежде Чехов принял все лучшее, что дал девятнадцатый век, и передал это в век двадцатый. И сейчас есть молодые драматурги, работающие в духе лучших традиций русской литературы, но, увы, зрители почти не видят спектаклей по их пьесам.

- В Тверской театр драмы приходит довольно много школьников. Чего вы ожидаете от спектаклей для такого зрителя?

- Для меня самое великое счастье - когда после спектакля необузданная, шумная аудитория... меняется. Раньше я очень боялась, когда на спектакли приводили школьников. Думалось: все, спектакля нет. За сценой переговариваемся друг с другом с тревогой: почему так тихо в зале, все ушли, зал пустой? Нет, сидят, смотрят. Занавес закрывается - аплодисменты. И значит, мы сумели открыть юным зрителям что-то важное, действительно нужное. И сами узнали о них нечто новое. И эта возможность еще что-то о человеке узнать, что-то еще понять в нем очень важна.

- Зрители откликаются на ваши усилия? Как вы оцениваете современного зрителя, отличен ли он от того, который приходил в театр двадцать, тридцать лет назад?

- Я очень люблю нашего старого проверенного зрителя, но я и бесконечно радуюсь, когда на спектакли приходит молодежь. И у нас в театре много молодых актеров. Они популярны, хорошо владеют залом. А что касается современного зрителя... Расскажу небольшую историю. В прошлом году мы решили, наконец, купить мобильный телефон, пришли в офис мобильной связи, нас встретили там два молодых человека лет двадцати - двадцати пяти. Пока что-то оформлялось, мы разговорились, зашла речь о театре. “А вы знаете, - говорят, - мы у вас были в театре на “Двух женщинах” по Тургеневу. Нам очень понравилось, собираемся еще раз посмотреть”. Современные молодые люди, живущие в мире современных технологий, идут смотреть спектакль по тургеневскому “Месяцу в деревне”. Значит, им это что-то дает?..

В театре, конечно, немало проблем. К открытию сезона на большой сцене достаточно много сделано по технике, аппаратуре, освещению сцены, проведены некоторые ремонтные работы. Оборудование в театре все-таки старое, а как хочется, чтобы все соответствовало современному уровню, позволяло создать яркие и точные постановочные акценты. Каждый спектакль - плод серьезной большой работы, которую не видно извне. Показ спектакля - это проверка нашей работы. И если зрителей наши постановки задевают, если зрители вновь и вновь приходят в театр, мы воспринимаем это как оценку своего труда.

Тверские ведомости. -2003.- 24 октября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info