ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЦАРСКИЙ ВЛАДИМИР АРНОЛЬДОВИЧ
ПРЕССА


Владимир НЕУГОДОВ

ЕГО ВЫСОЧЕСТВО ДИРЕКТОР

Царский – фамилия, согласитесь, заметная. Да и ее конкретный носитель по имени Владимир Арнольдович не только внешне – полное соответствие с нею. Не случайно же он, не будучи актером, даже появляется в спектакле Тверского академического «Анна Каренина» в небольшой роли, которая – знаете, как обозначена? – «царская особа».

А уж мундир тех времен, подчеркивающий аристократизм «царской особы» в исполнении Царского, тем более наводит на мысль о соответствующей корнях этого человека. Честно говоря, вопрос об этом зрел давно, да задан он был лишь на днях и, как говорится, «в связи и по поводу», о чем чуть ниже. «Благородных корней? – улыбнулся Владимир Арнольдович. – А что, может быть…Кровь во мне русско-немецкая, Урал, где я родился, всему миру известен, а профессии отца и матери, связанные со строительством, я отношу к одним из самых значимых. Разве что царей в нашем роду не было». Ну что ж, как говорится, коротко, ясно, а заодно и вполне соответствующе должности директора главного театра области, в которой Царский и работает уже двенадцатый год, и встречает свое сегодняшнее 50-летие. Именно этот юбилей и стал только что упомянутым поводом, вдруг обнаружив, что театр на газетных страницах – это в основном режиссеры и актеры, а сама должность его директора – нечто пребывающее за «занавесом» и в зале, и в представлении не только театралов. А как, в частности, Владимир Арнольдович стал им, если ни в одном театральном вузе «директорских» отделений не существует? И что это за работа такая, если на двери конкретно его кабинета «положенного» графика приема нет, но впечатление такое, что в телефонной трубке либо «Царский», либо «Владимир Арнольдович сейчас занят» можно услышать почти в любое время суток?

У него самого ответ на первый вопрос был коротким: «На эту должность в 1991 году меня пригласили художественный руководитель нашего театра Вера Андреевна Ефремова и народный артист Александр Александрович Чуйков». Ответ на второй вопрос был еще короче: «Директорствовать, скажем, на каком-то заводе гораздо проще», а потому и он стал лишь началом целого рассказа…

Владимир Царский родился в Свердловской области, школу окончил в Батуми, а по завершении срочной службы вовсе не случайно стал тверитянином: мама-то его родом из Славного, что под Тверью. Далее – диплом выпускника химико-биолого-географического факультета нынешнего ТвГУ и более десяти лет пути к сегодняшней должности, основные этапы которого – сначала строительство, затем комсомол в масштабах области. Более конкретно – знания, опыт работы с людьми, умение организовывать и управлять плюс известность и авторитет. В общем, должно быть ясно, что случайного человека на такую должность да еще в такой непростой и для театра, и для всей страны период, конечно же, не пригласили бы. Причем Царский, впервые войдя в театр как его новый директор, уже по пути к кабинету отметил: «Эти мрачные стены коридора нужно перекрашивать» – штрих, свидетельствующий о том, что он пришел именно работать, хотя еще и не представлял, сколько работы его ожидает. А чтобы это представили мы, скажу, что театр – это прежде всего огромное здание, километры коммуникаций, тепло- и электроснабжение, техника, цеха, мастерские, та же сцена как сложное инженерное сооружение и многое-многое прочее, требующее содержания и, замечу, в иных театрах порою обусловливающее объявления: «Спектакль отменяется по техническим причинам». В Тверском академическом такая табличка уже давно является лишней. И, думается, причина этого кроется в опять же короткой фразе директора: «Главные люди в театре – актеры и зрители. И я обязан сделать все для того, чтобы актерам оставалось только репетировать и играть, а зрители приходили в уют, чистоту и настоящее искусство, даже не задумываясь, чего это стоит труппе не только в денежном исчислении». А мы, и еще десять лет назад отметив, как изменился театр после капитального ремонта, и входя в его сегодняшние стены, действительно воспринимаем все как само собой разумеющееся. Мы и вправду считаем, что костюмы и декорации – это раз-два и готово, гастроли – это просто «сели и поехали», наш филиал Щепкинского училища сам собою явился, а конкретный спектакль – это захотели и сделали. Мы действительно не задумываемся о том, что актеры – это живые люди, которым нужны квартиры и телефоны, что еще за три часа до данного спектакля в театре было какое-то городское мероприятие, для которого стулья пришлось одалживать в соседнем ГДО, а, имея тысяч пятьсот на постановку новой работы, большинство главных режиссеров даже пьесу не откроют. «Так и должно быть, – говорит Владимир Царский. – Люди, у которых и на работе, и дома своих проблем хватает, идут в театр не для сочувствия: «Бедные, как им это тяжело далось!», а как на готовый праздник». А теперь напомню прозвучавшее чуть выше «я обязан», поскольку в нем чуть ли не единственное «я», услышанное от Владимира Арнольдовича почти за два часа общения. Более того, он постоянно подчеркивал: «Гастроли в Питере и даже в Греции прошли безупречно – это наша заслуга, число народных и заслуженных растет – это успех всей труппы, звание «академический» носит весь театр…». Но при всем этом бывали дни, когда Царский встречался утром идущим на работу, а вечером – на спектакле в «роли» мавра, который, конечно же, сделал свое дело и вроде мог бы уйти, но свет в его кабинете будет гореть и после закрытия занавеса.

И тут, чувствую, пора объяснить, почему для этого рассказа придуман именно такой заголовок, конечно же, немного подсказанный «царской» фамилией директора. Уверен, что «высочество» человека определяется не размерами кресла, а сам он возвышает себя, думая о других. Знаете, чем были заняты мысли Владимира Арнольдовича накануне своего юбилея? В целом скажу так: очень многим, но связанным вовсе не с торжеством. В частности, с заменой… дверей в театре, которые, оказывается, очень массивны и для многих зрителей тяжелы.

Тверская жизнь. - 2003.-17 мая. [ http://www.tverlife.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info