ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЧЕРНЫШОВ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ
ПРЕССА


Ирина МАНДРИК

ВЛАДИМИР ЧЕРНЫШОВ: НАША ПРОФЕССИЯ ПРЕКРАСНА И СУРОВА...

ЧУТЬ МЕНЕЕ 27 ЛЕТ НАЗАД МОЛОДОЙ АРТИСТ ВОЛОДЯ ЧЕРНЫШОВ, ТОЛЬКО ЧТО ПОЛУЧИВШИЙ ДОЛГОЖДАННЫЙ ДИПЛОМ О ВЫСШЕМ ТЕАТРАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ, ВПЕРВЫЕ ПЕРЕСТУПИЛ ПОРОГ СЛУЖЕБНОГО ВХОДА ТВЕРСКОГО (ТОГДА КАЛИНИНСКОГО) ДРАМАТИЧЕСКОГО (НО ЕЩЕ НЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО) ТЕАТРА. БЫЛО ЮНОШЕ ЧУТЬ БОЛЬШЕ 23 ЛЕТ...

Досье "ВТ"
Владимир ЧЕРНЫШОВ родился 2 февраля 1952 года в Львове. В1975 году окончил Московское высшее театральное училище имени Щепкина при Малом театре. В этом же году пришел в Тверской академический театр драмы. Сыграл более 130 ролей. Несколько лет назад Владимир Чернышов возглавил театр мимики, и жеста Тверского отделения общества глухонемых. Заслуженный артист России. Имеет сына Егора, который в прошлом году окончил режиссерский факультет Санкт-Петербургской театральной академии.

- Я считаю себя человеком счастливым. Когда поступал в театральный институт, я молил Бога, чтобы он дал мне возможность проявить себя: стать одним из любимых артистов в небольшом провинциальном городе. Я не хотел оставаться в столице, мне Москва не нравилась. Хотя была возможность остаться: меня приглашали в "Современник", в театр Станиславского. Но я уехал в Тверь, в провинцию. Пришел в театр к Вере Ефремовой. И никогда об этом не жалел... Судьба благоприятствовала мне. Ролями я никогда не был обижен, в молодые годы удавалось играть по пять-шесть премьер в год (тогда и спектаклей ставилось больше). За 27 лет я сыграл более 130 ролей - это очень неплохой результат, я вам скажу! Сначала, конечно, приходилось играть в массовке, в эпизодах. Потом постепенно определилось мое амплуа - характерного артиста, комика - и мое место в театре.

- А что с популярностью? Ощущаете на себе ее бремя?

- Конечно. Полгорода как минимум видело меня хотя бы в одной комедии. Меня уже давно узнают на улицах, совершенно незнакомые люди благодарят за спектакли, спрашивают, где я еще играю, интересуются, над чем сейчас работаю. Это приятно любому артисту. Бывают и смешные ситуации, когда спешишь, покупаешь что-нибудь без очереди, а сзади раздается чей-нибудь голос: попустите артиста, ему на спектакль пора. Или, наоборот, говорят: ну вот, артист и думает, что ему все можно...

- Владимир Дмитриевич, популярность помогает артистам самоутвердиться или, наоборот, мешает?

- Она дает, конечно, новые силы, энергию. Это приятно, что зрители хотят видеть тебя еще, интересуются тобой. Начинаешь себя немного больше уважать. Главное, чтобы это самоуважение не перешло в зазнайство: я всего достиг, мне ничего теперь не нужно, я и так велик. От этого одна панацея - знать, сколько ты еще не сделал, что далеко не все ты сделал так хорошо, как мог бы, помнить, что есть гораздо интереснее актеры и образы. Нам есть куда стремиться. И когда начинается работа над новой ролью, все встает на свои места: каждый раз тебе надо доказывать заново, что ты что-то умеешь... Наша профессия прекрасна и сурова - стоит один раз сыграть плохо, и все твои прежние победы забыты, тебе перестают верить.

- Есть ли среда многообразия сыгранных вами ролей те, которые вы мечтали сыграть со студенческой скамьи?

- Увы, нет. Я всю жизнь мечтал сыграть Хлестакова в "Ревизоре", Порфирия Петровича в "Преступлении и наказании", шекспировского Фальстафа...

- Вы назвали три совершенно разных персонажа. Что, по-вашему, их объединяет? Почему именно их вы мечтаете сыграть?

- Это три очень ярких, необычных характера. Когда читаешь пьесу, всегда представляешь себе того или иного героя: как он выглядит, о чем думает, как двигается. Дополняешь его какими-то своими красками. Если он "ложится" на душу, появляется желание сыграть эту роль. Что касается Хлестакова, тут все понятно: это одна из лучших комических ролей мирового репертуара. Порфирий Петрович - герой Достоевского - это сложный, глубокий, во многом противоречивый характер. Он и сочувствует Раскольникову, пытается ему помочь, и юродствует, издевается над ним. Когда я посмотрел фильм, где эту роль блистательно исполнил Смоктуновский, я "заболел" Порфирием. Кстати, мне повезло: на третьем курсе мы ставили отрывок из "Преступления и наказания", я был Порфирием. Анненков тогда сказал, что это была серьезная попытка осмысления роли. Фальстаф - тоже яркая, сложная личность: он и смешон, и романтичен, и наивен, и ироничен. Он постоянно попадает в нелепые ситуации и выходит из них необычным способом. Это последний рыцарь Средневековья, который не понял, что его время прошло...

- Профессия актера интересна тем, что человек за свою короткую, в общем-то, жизнь проживает сотни судеб. Не боитесь ли вы в один прекрасный момент потерять себя, свое "я"?

- Нет. В каждую из ролей обязательно привносишь частичку себя, свое видение жизни и свой характер, потому что все время открывать и себе что-то новое очень сложно, практически невозможно. Конечно, мои герои зачастую обладают качествами, которые мне не присущи. Но тем не менее их всегда "натягиваешь" на свою индивидуальность. С другой стороны, на ролях учишься чему-то новому. Они все до единой сидят во мне, направляя, подсказывая, как поступить в той или иной ситуации. Вот и получается: сначала артист обогащает роль, а потом роль обогащает артиста. Возможно, кто-то скажет, что это как раз и означает потерю собственного "я". Но я с этим не согласен.

- Многие артисты признаются, что неосознанно продолжают играть и дома...

- Конечно. Когда получаешь роль, начинаешь думать о ней постоянно. У меня, например, еще с училища осталась привычка прочитывать роль на ночь, чтобы работало подсознание. Часто очень ярко видишь роль во сне. Еще я люблю проговаривать роль перед зеркалом, так проще найти новые краски. Чем ближе к премьере, тем больше думаешь о своем герое. Перед самой премьерой доходишь до странного состояния, когда роль полностью заполняет тебя. Все остальное, в том числе и близкие, отходит на второй план.

- И как ваши близкие к этому относятся?

- С пониманием. Жена сама частенько помогает мне - подает во время домашних репетиций реплики, так роль быстрее запоминается.

- Профессия артиста во многом зависит от удачи, от везения. Поэтому многие артисты суеверны...

- Я не составляю исключения. У меня тоже есть свои приметы. Я, например, не люблю заранее приходить в театр. Я настраиваюсь на роль, выходя из дома, поэтому мне не надо долго готовиться к ней в театре. Обязательный последний штрих перед выходом на сцену - выкурить на бегу сигаретку. Это уже своеобразный ритуал.

- Владимир Дмитриевич, вас с полным на то основанием можно назвать одним из старожилов Тверской драмы. В последнее время в театре появилось много молодежи. Отличаются ли они от вас, когда "вы были молодыми и чушь прекрасную несли" ?

- Не знаю. Мы, наверное, были такими же. Правда, мне кажется, мы были несколько серьезнее. Возможно, это объясняется тем, что мы учились в Щепкинском училище непосредственно. Мы ходили по коридорам, которые помнят шаги Ермоловой, Южина, Ильинского, других великих артистов. Сама атмосфера этого здания настраивала на серьезный лад... А возможно, сегодняшняя молодежь просто другая, не похожая на нас. Не знаю...

- Владимир Дмитриевич, есть ли у вас хобби, которое позволяет вам на некоторое время отвлечься от театра, отдохнуть душой?

- Это спорт. Он и форму поддерживает, и голову разгружает. Зимой я хожу в бассейн, в выходные, если есть возможность, катаюсь на лыжах в Чуприяновке. Летом играю в большой теннис, правда, не так часто, как хотелось бы. Пробежки по утрам делаю. На бегу, кстати, мысли интересные приходят.

- В театре ходят легенды о ваших кулинарных способностях...

- Легенды не легенды, а готовить я люблю.

- Поделитесь своим фирменным рецептом?

- Моя бабушка - казачка - как-то накормила меня настоящим кулешом, полевым супом. Промываешь пшено, варишь, добавляешь картофель и кислую капусту. На сковороду кладешь большой шмат сала и в этом сале обжариваешь лук и морковь. Обжарку добавляешь в пшено. Главное, чтобы суп получился густым. Главный секрет - пшена и капусты надо брать в одинаковых пропорциях. Я вообще люблю различные супы, обожаю украинский борщ. Когда есть время, леплю пельмени или пеку пироги или беляши. Вот и все мои любимые блюда.

- В прошлом году ваш сын Егор получил диплом театрального режиссера. Нет ли у вас тайной (или не совсем тайной) мечты сыграть в спектакле, поставленном Чернышовым-младшим?

- Мы к моему юбилею (он будет отмечаться в конце этого сезона или в начале следующего) хотим поставить чеховскую одноактную пьесу "Лебединая песня". В эту пьесу есть возможность включить отрывки из несыгранных мною ролей - Фальстафа, Хлестакова, Порфирия... Так станет явью моя юношеская мечта.

Вече Твери. - 2002. - 17 января.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info