ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПАВЛЕНКО ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА
ПРЕССА


Евгения БОРОДИНА

ЛЮДМИЛА ПАВЛЕНКО: Я ДОЛЖНА СДЕЛАТЬ ЧТО-ТО В УПЛАТУ ЗА ЖИЗНЬ

Актриса Тверского драматического театра написала книгу. Не мемуары, не театральные хроники, не стихи экзальтированной дамы, а роман. Ни больше ни меньше, - о конце света, вернее, о том, как накануне третьего тысячелетия борются силы добра и зла. "Театр Тайны, или дважды два равно пяти". Ее роман - фантасмагория. Черти, ведьмы, архангелы, преисподняя, превращения и магия, полусказочный главный герой (гениальный актер или волшебник?), перемещения во времени и пространстве, явления вечного жида Агасфера, эликсир бессмертия - все вместе, как в миксере, перемешано и взболтано в провинциальном городке Несветове. И именно оттого, что все так нереально в романе, его страницы несут читателю стойкое ощущение реальности прототипов, адресной злой сатиры и конкретных аллюзий... И несмотря на это, Людмила Павленко, предваряя книгу, написала: "Когда думала о тех, для кого я пишу, в моем сердце рождалась нежность..."

- Когда вы начали писать этот роман?

- Очень давно, больше десяти лет назад. Вернее так, у меня было несколько вариантов. Напишу целиком, потом рукопись полежит годик-другой в столе. Потом я перечитываю, понимаю, что это не роман, а какой-то сон сумасшедшего. Все сжигаю. Вот так несколько раз сжигала рукопись и заново переписывала - оставалось в неприкосновенности только название "Дважды два равно пяти".

Три последних варианта я совместила в один. Не знаю, каким образом не успела сжечь, а донесла до издательства "Русская провинция"...

- Что вас все-таки главенствует - тяга к писательству или театру?

- У меня с детства эти два увлечения шли параллельно. Я знала, что стану артисткой, а папа был уверен, что поэтессой. Я и стихи писала. Но этот роман - главное. Долго не могла определиться - в 32 года поступила во ВГИК, на сценарный, к Илье Вайсфельду, замечательному мастеру. Кстати, поступала с рукописью "Дважды два равно пяти". Но, когда училась, одновременно надо было ехать на гастроли и на сессию. Я выбрала театр - ушла из ВГИКа. Но Вайсфельд продолжал со мной учебу - я у него одна была взрослая на курсе (среди вчерашних школьников). Присылал мне задания, а я выполняла и высылала. История с ВГИКом закончилась тем, что я написала сценарий "Василиса Мелентьева"о шестой жене царя Ивана Грозного, который должна была ставить Наталья Величко. Но из-за дороговизны постановки исторического фильма, сценарии в производство не пошел.

- Получается, что этот роман ваш дебют?

- Как-то я публиковала свои стихи. Еще когда училась в театральном училище в Куйбышеве. Подрабатывала ночной няней в детском саду. Как-то раз во время дежурства взялась читать детские книжки и подумала, .ничего себе, чем я хуже? Сразу записала в тетрадочку несколько своих стихотворений, я наутро отправилась в книжное издательство, ни больше ни меньше. Редактор строго на меня посмотрел, взял тетрадку и... опубликовал.

- Людмила Георгиевна, о чем ваша книга?

- О борьбе Света и Тьмы перед двухтысячным годом. Действие разворачивается на протяжении двенадцати лет, от года Дракона, 1988-го, до года Дракона, 2000-го.

- Но ведь третье тысячелетие наступает в 2001 году?

- А у меня в 2000-м. По ощущению. Я уверена, что и все будут праздновать наступление нового века 1 января 2000 года.

- Значит, Свет победит?

- Обязательно! Ни конца света, ни Апокалипсиса не будет. Я в этом абсолютно уверена. Победят талантливые люди. Они каким-то образом вправят мозги всем темным силам, существующим на земле. И в моей книге так. Пусть светлых сил меньше, казалось бы, все движется к тьме. Но мой герой изобретает эликсир бессмертия, поднимается к небесам, которые открывают свои двери и сыплют на землю разумное, доброе, вечное.

- Принято считать, что актера не тянет "на сторону", когда он полностью реализован на сцене...

- У меня был такой комплекс. В моей жизни было несколько темных лет, когда я была просто в тупике, в жизненном, в человеческом плане. Предел - я думала, что ничего больше не будет. У меня в книге, когда герой попадает в преисподнюю, самое страшное в ней для него - тупик и огненными буквами надпись "выхода нет". Вот в такой тупик и я была загнана. Но книгу я начинала писать еще до этого, и в какой-то степени она меня просто спасла.

А что касается "реализованности на сцене", когда я строго себя об этом спрашиваю, то понимаю, что мне не на что жаловаться. Я много играла, в том числе пьесы "на двоих".

- Не получается так, что вы скрываетесь от реальной жизни в своей фантасмагории?

- Нет. Когда я сажусь к письменному столу, конечно, я "ныряю"в этот фантастический мир, как в теплое море...

Например, сейчас я пишу роман о шестой жене Ивана Грозного, Василисе Мелентьевой, той самой, о которой написала сценарий. В 25 лет я сыграла ее в театре и с тех пор собирала материалы, потому что была потрясена эпохой, фигурой Ивана Грозного, этой женщиной. И когда я пишу, полностью окунаюсь в эту эпоху, вижу ее перед глазами...
Но мне и в нашей реальной реальности хорошо. Здесь люди, которых я люблю.

Кстати, я считаю, что неправильно полагать, будто писатель создает, выстраивает другую реальность, другую жизнь. Я, например, на собственном опыте убедилась: ничего человек сам не создает. Слились мужская и женская клетки, зародилась жизнь - разве мужчина и женщина дальше лепят нового человека как из пластилина? Нет, он растет сам, а мы лишь создаем условия. Так и писатель - ничего не создает, а только дает импульс, толчок для создания нового мира, условия для него. Реальность романа сама проявляется - один поступок героя тянет за собой другой. Я в предварительной схеме что-то продумывала, а в результате получилось нечто совершенно иное. Если книгу выстраивать - будет мертвый камень, а не роман...

- Как в театре относятся к вашему писательству?

- До того как вышла книга, практически никто об этом и не знал. Я просто работала потихоньку, никому читать не давала. Мне не то чтобы неинтересно чужое мнение, но я не думала, что это закончится книгой и не особенно к людям лезла с этой рукописью. Я просто кайф ловила от нее.

- Вы можете для себя ответить на вопрос, зачем пишете?

- Это потребность что-то сделать в уплату за жизнь. Я могла умереть в детстве. Осталась жить вопреки. Этот божий дар я должна чем-то оплатить. Что я могу сделать кроме того, что выйду на сцену, услышу в конце спектакля "Играем в мужа и жену", что зрители всхлипывают в зале...

- Почему на обложке Ален Делон?

- У меня главный герой, актер несветовского драмтеатра - двойник Алена Делона. Когда я описывала внешность своего героя - "дерзкий взгляд, вскинутая бровь"- поняла, что уж очень знакомые повадки, похож на Делона. Так зачем же и буду описывать его, если это он и есть?

- В вашей книге главное место действия - театр. Есть ли реальные прототипы у ваших персонажей, среди которых, кстати, множество мерзавцев?

- Нет, меньше всего я думала про своих коллег. Видите, и на титульном листе указано "Все события в этом романе вымышлены. Сходство с реальными людьми случайно."Я меньше всего хотела бы, чтобы себя кто-то в ком-нибудь узнал. Меня окружают прекрасные люди.

- А куда же плохие делись, где Тьма?

- В аду.

Вече Твери. -1998.- 28 февраля.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info