ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПОНОМАРЕВ ГЕОРГИЙ НИКОЛАЕВИЧ
ПРЕССА


Ольга ВОЯКИНА

ДУША ОБЯЗАНА ТРУДИТЬСЯ

Все, кто видел Георгия Пономарева на сцене, знают, с какой огромной самоотдачей исполняет он каждую роль. Впрочем, "исполняет" - это не про него. Каждую роль он проживает, потому зритель ему верит. Приходилось слышать, что многие ассоциируют Георгия Николаевича с Михаилом Тверским, которого он играет в Тверском областном театре драмы уже 14 лет. Инсценировки создавал сам, причем первую писал долго - года полтора, изучая исторические документы, литературные произведения.

Вообще, интерес к деятельности Михаила Тверского возник, когда прочел роман Балашова "Великий стол", - рассказывает Георгий Николаевич. - Сразу понял, что это моя тема. Как короткое замыкание произошло. Признаться, в свое время был рабом Балашова, не смел менять даже старой речи. Но потом создал свою концепцию образа святого благоверного князя, которая отличается и от балашовской, и от точки зрения многих историков.

Дважды Пономареву довелось играть моноспектакль В Москве - в Центральном Доме работников искусств и в Музее Андрея Рублева. Финал спектакля на немецком языке играл в Оснабрюке, когда театр был там на гастролях. Рассказывают, что тогда был совершенно сумасшедший прием.

Всегда считалось, что моноспектакль - камерное представление, на большую аудиторию не рассчитанное. Однажды его пригласили в дом отдыха в Карачарове и, не предупредив актера, продали билеты в киноконцертный зал на 800 человек. Сначала Георгий Николаевич отказался, но его убедили, что дождливой осенью отдыхающим деваться некуда да и билеты не вернуть. Пришлось выступать. Мебель для спектакля смотрелась микроскопической на фоне широкоформатного экрана. Когда ушел со сцены, потрясла тишина, считал секунды: пять, десять. Прошло с полминуты, думал, что это полный провал, и вдруг - оглушительная овация, такой больше актер не припомнит, разве что в Германии. Потом несколько лет в театр приходили письма из Москвы, из других областей.

В 1994 году Пономарев создал общество Михаила Ярославича Тверского, которое внесло немалый вклад в восстановление как духовных, так и материальных памятников нашему великому земляку, в пропаганду его деяний, в укрепление понимания роли Михаила в общественном сознании. За всем этим - бессонные ночи, сидение в архивах, обивание порогов высокопоставленных чиновников, которых надо убедить в значении святого имени, выбить средства на ту или иную акцию. Иногда удавалось, иногда нет. Но рук Георгий Пономарев не опускал и продолжал нести свой добровольный крест.

- А вы знаете, я счастлив тем, что занимаюсь этим, и благодарен судьбе, небу, Всевышнему ... Для меня это одна из важнейших жизненных ипостасей. Тем более, что были периоды, когда в основной профессии был не очень востребован, - вспоминает он. - Жизнь актера нелегкая, постоянно приходилось искать дополнительный заработок. Так, в 70-е вынужден был поехать в Германию, в 80-е годы стал заниматься литературно-концертной деятельностью - это давало хоть крошечный доход. Правда, вначале 90-х спрос на поэзию резко упал. Но интерес к литературе и вывел меня на тему Михаила Тверского. Так что нет худа без добра.

Мало кто может представить, что заслуженный артист России практически не покупал себе мебели, все делал своими руками, даже одежду шил себе сам. Например, покупал на рынке по случаю бобровый воротник и шил зимнее пальто. Ну и, как положено, вырастил сына, посадил не одно дерево, построил дом ...

Сейчас он задействован в нескольких спектаклях театра, много репетирует, готовясь к новому сезону. Главный режиссер театра В.А. Ефремова привлекла его при подготовке спектакля "Елизавета против Елизаветы" не только как актера, но и как постановщика боев, которых больше двадцати.

А еще время от времени Георгия Пономарева приглашают то в одну, то в другую школу к старшеклассникам - почитать Тютчева, Пушкина, Солоухина, Есенина. Есенина сегодня многие читают, но у Пономарева своя, неординарная программа. Начав с чтения стихов, он не успокоился на этом - со временем создал цикл бесед о русской национальной нравственности и морали через судьбы наших поэтов. Цикл постоянно расширяется, трансформируется. Проходят годы, учителя, которые заинтересованно относятся к такой форме изучения литературы, удивляются, как по-разному звучит одна и та же тема. По признанию педагогов, Пономарев создал программу, которой нет аналогов: это сочетание философии, истории, литературы и сценического искусства. Ее бы издать, сделать видеозапись, но надо опять искать деньги...

По этой же причине пока не реализован написанный в 1998 году киносценарий о Михаиле. Правда, буквально через год после того, как Пономарев зарегистрировал авторское право на сценарий, приехал один московский режиссер, сказал, что найдены деньги, начинают снимать, но они поступали всего несколько месяцев, потом фирма, спонсировавшая фильм, лопнула, и все закончилось. Остается радоваться хотя бы тому, что киносценарий был высоко оценен, опубликован в "Литературной газете". Удалось выпустить книгу об отечестволюбце Михаиле Тверском, несколько буклетов.

Главная тема, которую Георгий Пономарев проводит всеми доступными ему средствами, - Михаил Тверской- пример чести и достоинства, первый князь, начавший объединять Русь и вышедший на открытое военное столкновение с Ордой на Бортеневское поле. И еще его забота - показать, как сильна была Тверь. В Москве первый каменный собор Иван Калита построил через 50 лет после тверского Спаса, а Кремль - через сто лет. Последние раскопки дают основание предположить, что не только храм, но и княжеские палаты и епископский дворец в Твери были каменными. После взятия Твери, когда Калита привел пять туменов ордынской конницы и взял Тверь, он не только вывез колокол-голос Твери, но и все летописи, которые потом были скорректированы, отредактированы, чтобы не осталось сведений о превосходстве нашего города.

Когда было особенно тяжко и хотелось все бросить, уехать в столицу, останавливало одно- мысли о Твери, о Михаиле, кто дальше будет вести эту тему, рассказывать людям правду. Да и город, в который Пономаревы приехали сорок лет назад, стал родным, здесь вырос сын, родились внуки.

Недавно он выпустил еще один моноспектакль -"Алексий и Михаил" - о внуке Михаила Тверского Михаиле Александровиче.

Согласно официальной точке зрения, Тверь была захвачена, разгромлена. Я убежден, что разгрома не было, причем это не опровергается никакими известными историческими доказательствами. Единственный штурм Твери закончился ничем, москвичи не одолели город, перешли на осаду. После месячной осады Михаил Александрович вышел и подписал мировую, признал верховенство Москвы. Кто-то должен был о Руси подумать и добровольно протянуть руку. Это нравственный подвиг, - считает Георгий Николаевич. - До этого штурма была ситуация, когда Мамай, вручая Михаилу Александровичу ярлык на великое княжение, давал ему четыре тумена конницы, но тверской князь отказался. А если бы взял, захотел силой свою власть утвердить? Но для его это было безнравственно. Поэтому я не могу смириться с трактовкой, что мировая была капитуляцией. И я это доказываю литературными средствами. У меня нет уже возможностей, сил и времени доказывать это на научном уровне. Но я надеюсь, что кто-нибудь из патриотов города сможет это довести.

Итогом этих раздумий стала пьеса "Два Михаила". "Все страны граничат друг с другом, лишь Россия граничит с небом..." - написал как-то Пономарев в одном из стихотворений. Для него, русского человека, нравственные позиции важнее других. Потому не хочет работать локтями, когда имя Михаила Тверского стали использовать в коньюктурных целях. Он лучше отойдет в сторону, тем более что дел и планов впереди великое множество. Его душа не привыкла предаваться лени.

Муниципальные вести. -2002.- 19 июля.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info